Борьба двух миллиардеров



Борь­ба двух мил­ли­ар­де­ров


Еже­не­дель­ник «Цайт», Гам­бург, 21 нояб­ря 2013 г.


Ганс-Вер­нер Кильс, Ште­фан Леберт и Вольф Вид­манн-Шмидт


Казах­ский пре­зи­дент Назар­ба­ев и началь­ник сек­рет­ных служб Казах­ста­на Али­ев дол­го были сорат­ни­ка­ми. Теперь они ста­ли вра­га­ми, а их кон­фликт добрал­ся и до Евро­пы — ведь речь идёт об убий­стве, отмы­ва­нии денег и о том, как бога­тые и силь­ные мира сего мани­пу­ли­ру­ют зако­ном.


Aliev vs. NANОдин из лейт­мо­ти­вов этой исто­рии — враж­да двух поли­ти­ков с вли­я­тель­ны­ми дру­зья­ми. Один из них, Нур­сул­тан Назар­ба­ев, за мил­ли­он­ный гоно­рар при­влек в свой штаб быв­ше­го англий­ско­го пре­мьер-мини­стра Тони Блэ­ра, а так­же быв­ше­го пре­зи­ден­та Евро­ко­мис­сии Рома­но Про­ди и быв­ше­го австрий­ско­го бун­дес-канц­ле­ра Аль­фре­да Гузен­бау­э­ра.


Его про­тив­ник, Рахат Али­ев, во всем пола­га­ет­ся на сво­е­го дру­га и дело­во­го парт­не­ра Адоль­фа Вала, быв­ше­го пре­зи­ден­та австрий­ско­го цен­траль­но­го бан­ка. Он так­же часто упо­ми­на­ет о сво­ей друж­бе с вице-губер­на­то­ром Вены Рена­той Бра­у­нер, кото­рая помог­ла ему стать глав­ным инве­сто­ром одно­го из самых важ­ных эко­но­ми­че­ских про­ек­тов австрий­ской сто­ли­цы — стро­и­тель­ства медиа-цен­тра в вен­ском рай­оне Санкт-Маркс. “Я пом­ню, как я рас­пи­сал ей пре­иму­ще­ства нашей друж­бы во вре­мя хок­кей­но­го мат­ча с “Вена Кэпи­талс” на арене Аль­бер­та Шульт­ца”, гово­рит Али­ев.


Два чело­ве­ка и два пре­ступ­ни­ка — это вто­рая часть этой исто­рии. 73-лет­ний Нур­сул­тан Назар­ба­ев с 1991 года явля­ет­ся пре­зи­ден­том офи­ци­аль­но демо­кра­ти­че­ско­го Казах­ста­на. Неофи­ци­аль­но его власть опи­ра­ет­ся на под­та­сов­ки выбо­ров, кор­руп­цию и пыт­ки. Рахат Али­ев, кото­ро­му сей­час 50 лет, так­же имел боль­шое вли­я­ние в Казах­стане. Он успел побы­вать руко­во­ди­те­лем нало­го­вой поли­ции, вице-мини­стром ино­стран­ных дел и вице-шефом сек­рет­ных служб. Сего­дня про­ку­ра­ту­ра Вены ведёт рас­сле­до­ва­ние по подо­зре­нию его в убий­стве. След­ствен­ные орга­ны Вены и Кре­фель­да заве­ли про­тив него дело по отмы­ва­нию денег на мил­ли­он­ные сум­мы.


NAN familyДва закля­тых вра­га когда-то силь­но сим­па­ти­зи­ро­ва­ли друг дру­гу, ведь Али­ев был зятем Назар­ба­е­ва, в 1983 году он женил­ся на его доче­ри Дари­ге, кото­рая роди­ла ему тро­их детей. В нача­ле 2002 года их друж­ба дала тре­щи­ну, и Али­ев был отправ­лен в Вену в каче­стве посла Казах­ста­на, кото­рым он с пере­ры­ва­ми и оста­вал­ся до 2007 года. Сего­дня этих людей свя­зы­ва­ет толь­ко глу­бо­кая нена­висть.


Два очень бога­тых чело­ве­ка — это тре­тья часть исто­рии. Казах­стан явля­ет­ся бога­той стра­ной; он обла­да­ет мощ­ны­ми запа­са­ми газа и неф­ти, желе­за, руды, ура­на и цен­ных ред­ких земель, явля­ю­щих­ся важ­ным сырьем для элек­трон­ной про­мыш­лен­но­сти во всем мире. День­ги от про­дан­но­го сырья осе­да­ют преж­де все­го в кар­ма­нах вли­я­тель­ных лиц. Назар­ба­ев дол­жен иметь состо­я­ние, оце­ни­ва­ю­ще­е­ся мил­ли­ар­да­ми евро. У Али­е­ва речь идёт о мил­ли­о­ном состо­я­нии. Похо­же, имен­но бла­го­да­ря этим капи­та­лам они и поль­зу­ют­ся таким спро­сом сре­ди евро­пей­ских поли­ти­ков и биз­не­сме­нов.


Назар­ба­ев и Али­ев вот уже несколь­ко лет ста­вят свой осо­бый прак­ти­че­ский экс­пе­ри­мент: оба пыта­ют­ся выяс­нить, что мож­но вытво­рить в Евро­пе с таким коли­че­ством денег. Рань­ше они дей­ство­ва­ли заод­но, а теперь каж­дый идёт сво­ей доро­гой.


Голо­са тех, кто тре­бу­ет меж­ду­на­род­но­го поста­нов­ле­ния об аре­сте Али­е­ва и бой­ко­ти­ро­ва­ния его быв­ше­го тестя Назар­ба­е­ва, как напри­мер это дела­ют евро­пей­ский поли­тик от ХДС Эль­мар Брок или пред­ста­ви­тель­ни­ца пар­тии зеле­ных Вио­ла фон Кра­мон, оста­ют­ся неуслы­шан­ны­ми.


Поли­ти­че­ская реаль­ность выгля­дит ина­че. По сло­вам мини­стер­ства ино­стран­ных дел, “Казах­стан явля­ет­ся чрез­вы­чай­но важ­ным эко­но­ми­че­ским парт­не­ром для ФРГ в Цен­траль­ной Азии.” В ходе визи­та Назар­ба­е­ва в фев­ра­ле 2012 года бун­дес-канц­лер Анге­ла Мер­кель под­пи­са­ла с ним парт­нер­ское согла­ше­ние по сырье­во­му раз­ви­тию на сум­му в несколь­ко мил­ли­ар­дов евро.


Миха­эль Тсо­кос не явля­ет­ся поли­ти­ком и не слиш­ком раз­би­ра­ет­ся в гео­по­ли­ти­ке цен­траль­но-ази­ат­ских рес­пуб­лик. Тсо­кос воз­глав­ля­ет Инсти­тут судеб­ной меди­ци­ны бер­лин­ско­го меди­цин­ско­го ком­плек­са Шари­те, и его зада­чей явля­ет­ся извле­кать как мож­но боль­ше цен­ной инфор­ма­ции из тру­пов. Два года назад по пору­че­нию казах­ско­го Обще­ства под­держ­ки жертв уго­лов­ных пре­ступ­ле­ний он вме­сте с коман­дой экс­пер­тов выле­тел в сто­ли­цу Казах­ста­на Аста­ну.


Тсо­кос иссле­до­вал остан­ки двух муж­чин, най­ден­ных в бетон­ных боч­ках на тер­ри­то­рии одной ком­па­нии. Он при­вык к жесто­ким пре­ступ­ле­ни­ям, одна­ко то что он уви­дел здесь, пре­взо­шло все его пред­став­ле­ния о звер­ском убий­стве. Оба муж­чи­ны перед насиль­ствен­ной смер­тью были под­верг­ну­ты пыт­кам, у одно­го из них в киш­ке был най­ден ост­рый камень, кото­рый по всей види­мо­сти был вве­ден вер­ти­каль­но через аналь­ное отвер­стие. Оба тру­па име­ют сле­ды душе­ния и побо­ев, а так­же пере­ло­мы. Перед смер­тью уби­тые были силь­но нака­ча­ны обез­бо­ли­ва­ю­щи­ми и пси­хо­фар­ма­ко­ло­ги­че­ски­ми сред­ства­ми — воз­мож­но, для про­дле­ния пыток.


В сво­ей экс­пер­ти­зе Тсо­кос ука­зал, что тру­пы были устра­не­ны “про­фес­си­о­наль­ным” спо­со­бом: в бетон­ных боч­ках с рас­тво­ри­мой изве­стью, что с одной сто­ро­ны пре­пят­ству­ет запа­ху тле­ния, а с дру­гой сто­ро­ны уско­ря­ет сам про­цесс тле­ния. Бер­лин­ский судеб­ный медик смог с 99-про­цент­ной веро­ят­но­стью уста­но­вить лич­но­сти уби­тых. Это были Жол­дас Тим­ра­ли­ев и Айбар Хасе­нов, явля­ю­щи­е­ся чле­на­ми прав­ле­ния Нур­бан­ка, одно­го из самых круп­ных бан­ков стра­ны.


Вер­нем­ся назад. Алма-Ата, быв­шая сто­ли­ца Казах­ста­на, глав­ный офис Нур­бан­ка. Утро 31 янва­ря 2007 года, в рас­пи­са­нии обо­их управ­ля­ю­щих бан­ка сто­ит встре­ча с Раха­том Али­е­вым. В то вре­мя Али­ев был вла­дель­цем бан­ка с кон­троль­ным паке­том акций. Али­ев обви­ня­ет обо­их руко­во­ди­те­лей в обмане. Тим­ра­ли­е­ву на то вре­мя 40 лет, Хазе­но­ву 43 года. В этот день их в послед­ний раз виде­ли живы­ми.


Нур­банк пред­став­лял собой в то вре­мя казах­скую исто­рию успе­ха. Из неболь­шо­го госу­дар­ствен­но­го реги­о­наль­но­го бан­ка на Кас­пий­ском море, спе­ци­а­ли­зи­ру­ю­ше­го­ся на неф­тя­ном биз­не­се, он стал огром­ным част­но финан­си­ру­е­мым бан­ком, рабо­та­ю­щем на миро­вом уровне. Сего­дня он сно­ва стал госу­дар­ствен­ным бан­ком. Мож­но ска­зать и так: рань­ше банк при­над­ле­жал Али­е­ву, а теперь его кон­тро­ли­ру­ет Назар­ба­ев.


“Мой муж очень боял­ся встре­чать­ся с Али­е­вым. Он очень нерв­ни­чал в то утро”, рас­ска­зы­ва­ет Арман­гул Капа­ше­ва, 42-лет­няя вдо­ва бан­ки­ра Жол­да­са Тинра­ли­е­ва. Она сидит в бер­лин­ском офи­се “Цайт”, на дво­ре июль 2013 года, на ней эле­гант­ная одеж­да, серые туфли подо­бра­ны к серой сумоч­ке. “Мой муж за два дня до это­го уже пере­жил одну страш­ную встре­чу с Али­е­вым. Под пред­ло­гом дело­вой поезд­ки его зама­ни­ли в сау­ну Али­е­ва, где вне­зап­но появил­ся и он сам с дву­мя сво­и­ми бое­ви­ка­ми. Они при­ко­ва­ли мое­го мужа к бата­рее, а Али­ев выстре­лил ему под ноги из писто­ле­та. Мой муж думал, что это конец. Его застав­ля­ли при­знать­ся в том, что он обма­нул Али­е­ва. Он дол­жен был пере­пи­сать все своё иму­ще­ство на Али­е­ва и заста­вить дру­гих людей выпла­тить Али­е­ву день­ги. В тот раз Али­ев его отпу­стил, пока отпу­стил.”


Вот уже несколь­ко лет Арман­гул Капа­ше­ва пыта­ет­ся про­яс­нить дело об убий­стве сво­е­го мужа. Вме­сте со вто­рой вдо­вой, женой Айба­ра Хасе­но­ва она осно­ва­ла Обще­ство жертв наси­лия Таг­дыр (“Судь­ба”).


Они оба про­па­ли 31 янва­ря 2007 года. “Встре­ча была назна­че­на на 11 часов. Мой муж ска­зал, что вер­нет­ся к обе­ду. В обед он позво­нил мне и ска­зал, что при­е­дет поз­же, и что­бы я не вол­но­ва­лась. Но у него был такой стран­ный голос, он зву­чал испу­ган­но и подав­лен­но. Поз­же он уже не пере­зво­нил.”


По сов­па­да­ю­щим пока­за­ни­ям сви­де­те­лей Тим­ра­ли­е­ва и Хасе­но­ва отвез­ли на дачу Али­е­ва, рас­по­ло­жен­ную в 30 кило­мет­рах от горо­да. Там, навер­ное, и нача­лись их муче­ния.


Дол­гое вре­мя оба бан­ки­ра чис­ли­лись про­пав­ши­ми, казах­ские служ­бы откры­ли дело о похи­ще­нии, кото­рое велось до тех пор, пока два года назад их не нашли в бетон­ных боч­ках. “Я буду бороть­ся за то, что­бы убий­ца мое­го мужа был нака­зан”, гово­рит Арма­гул Капа­ше­ва. “У меня нет ни кап­ли сомне­ния в том, что это дело рук Али­е­ва — и я не пони­маю, поче­му он до сих пор ещё на сво­бо­де.”


Это не един­ствен­ное жесто­кое убий­ство, с кото­рым свя­зы­ва­ют имя Али­е­ва. По неко­то­рым све­де­ни­ям в 2004 году он несколь­ко дней дер­жал свою любов­ни­цу Ана­ста­сию Нови­ко­ву запер­той в квар­ти­ре в Бей­ру­те, под­вер­гая её посто­ян­ным истя­за­ни­ям и наси­лию. Эти обви­не­ния были выдви­ну­ты быв­шим тело­хра­ни­те­лем Али­е­ва. Али­ев подо­зре­вал Нови­ко­ву в измене. Поз­же её тело нашли на огра­де дома, про­ткну­тое желез­ным нако­неч­ни­ком. Ливан­ские пра­во­хра­ни­тель­ные орга­ны рас­це­ни­ли это как само­убий­ство. Дру­гие быв­шие сотруд­ни­ки Али­е­ва обви­ня­ют его в дру­гих пре­ступ­ле­ни­ях.


Али­ев — убий­ца? Али­ев — мучи­тель? В послед­ние годы в Австрии Али­ев счи­тал­ся респек­та­бель­ным биз­не­сме­ном и инве­сто­ром.


Стро­и­тель­ство медиа-цен­тра пло­ща­дью 40 000 кв. м в рай­оне Вены Санкт-Маркс на месте быв­шей тер­ри­то­рии ско­то­бой­ни ста­ло одним из самых амби­ци­оз­ных эко­но­ми­че­ских про­ек­тов австрий­ской сто­ли­цы. Здесь рас­по­ла­га­ют­ся изда­тель­ства, теле­ка­на­лы и видео­про­из­вод­ствен­ные ком­па­нии. Через одно инве­сти­ци­он­ное агент­ство медий­ный центр стал на 40% соб­ствен­но­стью горо­да, а на осталь­ные 60% соб­ствен­но­стью част­ных инве­сто­ров.



В цар­стве Назар­ба­е­ва Али­ев испол­нял чер­ную рабо­ту.


Дол­гое вре­мя обще­ствен­но­сти было ниче­го не извест­но об этих част­ных инве­сто­рах, город­ская адми­ни­стра­ция не выда­ва­ла на этот счёт ника­ких спра­вок. Толь­ко после рас­сле­до­ва­ния австрий­ской счет­ной пала­ты их име­на были обна­ро­до­ва­ны: через слож­ную, раз­ветв­лен­ную цепоч­ку под­став­ных фирм, дохо­дя­щую аж до кариб­ских ост­ро­вов, Рахат Али­ев обла­да­ет боль­шин­ством акций и явля­ет­ся скры­тым вла­дель­цем медиа-цен­тра.


По это­му пово­ду вен­ская адми­ни­стра­ция заяв­ля­ет, что не видит при­чин для изме­не­ния этих отно­ше­ний. Что озна­ча­ет: кто может сего­дня выби­рать, отку­да при­шли день­ги на инве­сти­ции? Город­ские вла­сти и даль­ше пре­пят­ству­ют обна­ро­до­ва­нию актов инве­сто­ров, как они гово­рят “в целях защи­ты дан­ных”. Поэто­му счет­ная пала­та обра­ти­лась теперь в австрий­ский кон­сти­ту­ци­он­ный суд.


В Казах­стане Али­ев заоч­но был несколь­ко раз осуж­ден и при­го­во­рен в общей слож­но­сти к 40 годам тюрь­мы за изме­ну родине и пла­ни­ро­ва­ние свер­же­ния режи­ма Назар­ба­е­ва, а так­же за шан­таж и похи­ще­ние людей по делу о двух най­ден­ных позд­нее тру­пов бан­ков­ских управ­ля­ю­щих.


Али­ев, кото­рый уже дав­но не живёт в Казах­стане, в 2007 году был аре­сто­ван в Австрии в ходе про­цес­са экс­тра­ди­ции, одна­ко вышел на сво­бо­ду уже через два дня. Австрий­ские служ­бы откло­ни­ли его пере­да­чу казах­ским вла­стям с тем обос­но­ва­ни­ем, что Али­ев не может рас­счи­ты­вать там на закон­ное пра­во­су­дие. Одна­ко, после нахож­де­ния уби­тых бан­ки­ров в мае 2011 года Вен­ская про­ку­ра­ту­ра нача­ла соб­ствен­ное рас­сле­до­ва­ние это­го дела.


К это­му вре­ме­ни Али­ев уже поки­нул Австрию. Он пере­ехал на Маль­ту. Соглас­но прес­се он запла­тил 150 000 евро за уско­рен­ное полу­че­ние вида на житель­ства на этом сре­ди­зем­но­мор­ском ост­ро­ве. Офи­ци­аль­но он поме­нял своё имя на Рахат Шорат, взяв фами­лию сво­ей вто­рой жены.


Про­шлый поне­дель­ник. Адво­кат Али­е­ва орга­ни­зо­вал теле­фон­ное интер­вью с газе­той Цайт (DieZeit). О сво­ем место­на­хож­де­нии Али­ев гово­рить отка­зал­ся. Одна­ко он хочет подроб­но выска­зать­ся о предъ­яв­ля­е­мых ему обви­не­ни­ях. По сло­вам Али­е­ва, это все ложь, он нико­го не уби­вал, не пытал и не наси­ло­вал. На самом деле он жерт­ва – имен­но так утвер­жда­ет Али­ев на слег­ка гру­бо­ва­том англий­ском. По его сло­вам, если бы он остал­ся во внут­рен­нем кру­ге вла­сти пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва, то ника­ких обви­не­ний про­тив него бы не после­до­ва­ло. “Это все поли­ти­ка”, — заяв­ля­ет он. “Я готов защи­щать­ся в любом евро­пей­ском суде. Я не совер­шал ника­ких пре­ступ­ле­ний.”


Али­ев и Назар­ба­ев дей­стви­тель­но были когда-то очень близ­ки. Они оба про­ис­хо­дят из вли­я­тель­ных казах­ских семей, а Али­ев в воз­расте 21 года женил­ся на стар­шей доче­ри Назар­ба­е­ва. Вме­сте с про­дви­же­ни­ем Назар­ба­е­ва на вер­хуш­ку вла­сти карье­ра эко­но­ми­ста и вра­ча Али­е­ва так­же пошла в гору. Нало­го­вая поли­ция, сек­рет­ные служ­бы, мини­стер­ство ино­стран­ных дел. В цар­стве Назар­ба­е­ва Али­ев испол­нял чер­ную рабо­ту.


Одна­ко друж­ба двух поли­ти­ков дала тре­щи­ну. Али­ев откры­то выска­зал кри­ти­ку в адрес пре­зи­ден­та. Ходи­ли слу­хи о пла­ни­ру­е­мым Али­е­вым пут­че. После его отправ­ки в Вену в 2007 году их хоро­шим отно­ше­ни­ям при­шел конец. Вско­ре после это­го доч­ка Назар­ба­е­ва Дари­га рас­торг­ла свой брак с Али­е­вым.


Теперь у Али­е­ва боль­ше не было при­чин мол­чать о Назар­ба­е­ве.


В этой исто­рии есть одно глав­ное про­ти­во­ре­чие: два вли­я­тель­ных поли­ти­ка зна­ют о пре­ступ­ле­ни­ях друг дру­га и по край­ней мере один из них готов рас­ска­зать об этом. Все это созда­ет уни­каль­ную воз­мож­ность уви­деть зло­ве­щие дви­жу­щие силы пост­со­вет­ской дик­та­ту­ры, с кото­рой так охот­но тор­гу­ют запад­ные поли­ти­ки.


Али­ев не толь­ко хоро­шо зна­ком с меха­низ­ма­ми этой вла­сти, он и сам на про­тя­же­нии несколь­ких лет нажи­мал на самые важ­ные рыча­ги. Он зна­ет, как про­хо­дит биз­нес Назар­ба­е­ва с ино­стран­ны­ми госу­дар­ствен­ны­ми дея­те­ля­ми и про­мыш­лен­ны­ми маг­на­та­ми. Он рас­ска­зы­ва­ет о том, как пре­зи­дент Казах­ста­на озо­ло­тил­ся на ура­но­вых сдел­ках с Ира­ном. Он объ­яс­ня­ет, как такие зна­ме­ни­тые аме­ри­кан­ские поли­ти­ки, как быв­ший пре­зи­дент Билл Клин­тон, быв­ший вице-пре­зи­дент Дик Чей­ни, быв­ший министр ино­стран­ных дел Ген­ри Кис­син­джер и быв­ший шеф ЦРУ Джордж Тенет, лич­но нала­жи­ва­ли свя­зи аме­ри­кан­ских пред­при­я­тий с Назар­ба­е­вым. И как пра­ви­ло обе сто­ро­ны были в выиг­ры­ше. Назар­ба­ев, напри­мер, широ­ко под­дер­жи­ва­ет фонд Клин­то­на, целя­ми кото­ро­го в том чис­ле явля­ет­ся борь­ба со спи­дом.


Али­ев оце­ни­ва­ет лич­ное состо­я­ние Назар­ба­е­ва в 15 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, нахо­дя­щих­ся на раз­ных сче­тах загра­ни­цей. В одной толь­ко Бель­гии у него на сче­ту лежит один мил­ли­ард. Али­ев рас­ска­зы­ва­ет, как одна­жды Назар­ба­ев попро­сил его ула­дить одно дело в Вене. Речь шла о про­да­же казах­ско­го бан­ка АТФ австрий­ско­му бан­ку Австрия за при­бли­зи­тель­но 1,6 мил­ли­ар­дов евро. “Я лич­но полу­чил ука­за­ние от Назар­ба­е­ва пере­дать дирек­то­ру бан­ка Австрия взят­ку в раз­ме­ре 50 мил­ли­о­нов дол­ла­ров”, заявил Али­ев.


Сдел­ка состо­я­лась, впро­чем, впо­след­ствии она обер­ну­лась финан­со­вым фиа­ско для бан­ка Австрия. Банк в свою оче­редь заяв­ля­ет, что “обви­не­ния гос­по­ди­на Али­е­ва взя­ты из воз­ду­ха”.


Али­ев отмы­вал мил­ли­о­ны в под­став­ной фир­ме в Кре­фель­де


В Гер­ма­нии с казах­ским пра­ви­тель­ством мил­ли­он­ные дого­во­ры под­пи­сы­ва­ли такие ком­па­нии как Linde, Siemens и ThyssenKrupp. Осо­бен­но часто Назар­ба­ев упо­ми­на­ет о сво­ей друж­бе с быв­шим мини­стром ино­стран­ных дел ФРГ Хан­сом-Дит­ри­хом Ген­ше­ром. В про­шлом году во вре­мя визи­та Назар­ба­е­ва в Гер­ма­нию они оба отпразд­но­ва­ли свою встре­чу в бер­лин­ском офи­се Обще­ства внеш­ней поли­ти­ки ФРГ. Сна­ру­жи раз­да­вал­ся свист демон­стран­тов, про­те­сту­ю­щих про­тив Назар­ба­е­ва, а внут­ри дру­зья пожи­ма­ли друг дру­гу руки. Ген­шер назвал про­те­сты “бур­ным при­вет­стви­ем живо­го, откры­то­го наро­да”, а затем выска­зал Назар­ба­е­ву пуб­лич­ный ком­пли­мент: “Меня пора­зи­ла та ясность, с кото­рой Вы опре­де­ли­ли путь Вашей стра­ны.”


Соглас­но рас­сле­до­ва­ни­ям, про­во­ди­мым таки­ми пра­во­за­щит­ны­ми орга­ни­за­ци­я­ми, как AmnestyInternational и HumanRightsWatch, в этой стране аре­сто­вы­ва­ют жур­на­ли­стов, закры­ва­ют кри­ти­ку­ю­щие интер­нет-сай­ты, а оппо­зи­ци­он­ные поли­ти­ки при­го­ва­ри­ва­ют­ся к дол­гим сро­кам заклю­че­ния за “раз­жи­га­ние соци­аль­но­го недо­воль­ства”. По мне­нию наблю­да­те­лей из Орга­ни­за­ции по без­опас­но­сти и сотруд­ни­че­ству в Евро­пе послед­ние пре­зи­дент­ские выбо­ры в апре­ле 2011 года про­хо­ди­ли с “серьез­ны­ми нару­ше­ни­я­ми”. Дру­ги­ми сло­ва­ми, полу­чен­ное Назар­ба­е­вым боль­шин­ство в 95,5% было под­та­со­ва­но.


Теперь Рахат Али­ев выда­ет себя за жерт­ву пре­сле­до­ва­ния это­го так назы­ва­е­мо­го демо­кра­та. “Я боюсь”, — заявил он в интер­вью газе­те “Цайт”, — “за себя и за свою семью”. Он гово­рит о пре­сле­до­ва­нии казах­ски­ми сек­рет­ны­ми служ­ба­ми, о том, что они хотят его похи­тить и вывез­ти в Казах­стан.


О сво­ей жиз­ни и сво­их несча­стьях, кото­рые по его сло­вам с ним при­клю­чи­лись, Али­ев напи­сал уже в двух кни­гах. Там он пред­ста­ет в каче­стве доб­ро­душ­но­го и бла­го­род­но­го чело­ве­ка, из кото­ро­го аппа­рат­чи­ки сде­ла­ли оппо­зи­ци­о­не­ра. Свои исто­рии он раз­бав­ля­ет душе­щи­па­тель­ны­ми нот­ка­ми. В послед­ней сво­ей кни­ге “Место пре­ступ­ле­ния — Австрия” он сде­лал сле­ду­ю­щее посвя­ще­ние: “Тем, кто борет­ся за прав­ду, сво­бо­ду и спра­вед­ли­вость”.


Одна­ко, такие заяв­ле­ния не силь­но дей­ству­ют на австрий­ских сле­до­ва­те­лей. По дан­ным “Цайт” в про­ку­ра­ту­ре Вены уже нако­пи­лось око­ло 200 сви­де­тель­ских пока­за­ний, в основ­ном из Казах­ста­на, под­твер­жда­ю­щих при­ча­стие Али­е­ва к убий­ству бан­ков­ских управ­ля­ю­щих.


В этой исто­рии двух вра­гов речь идёт не о борь­бе добра со злом, а о борь­бе зла со злом.


Кре­фельд, Рейн­ский порт, неда­ле­ко от заво­да Bayer в Юрдин­гене. Синяя вывес­ка с назва­ни­ем “MetallwerkeBender” ещё висит на наруж­ной стене, но над­пись уже дав­но выцве­ла. Воро­та закры­ты на тяже­лый замок, с дру­гой сто­ро­ны тер­ри­то­рию фир­мы от любо­пыт­ных ограж­да­ет колю­чая про­во­ло­ка. Через окно про­ход­ной мож­но раз­гля­деть пустое зда­ние с раз­би­ты­ми окна­ми. Высо­ко в небо ухо­дит тру­ба. Из неё уже дав­но не шел дым.


На про­тя­же­нии десят­ков лет фир­ма MetallwerkeBender непло­хо зара­ба­ты­ва­ла на пере­ра­бот­ке метал­ла: ста­рые авто­мо­биль­ные дис­ки, водо­сточ­ные тру­бы и дру­гой метал­ло­лом сно­ва пере­плав­лял­ся в алю­ми­ний и медь. Потом дела пошли пло­хо. Вот уже два с поло­ви­ной года тер­ри­то­рия фир­мы пло­ща­дью 63000 кв.м. нахо­дит­ся в пол­ном запу­сте­нии. По выход­ным сюда через забор пере­ле­за­ют люби­те­ли пофо­то­гра­фи­ро­вать забро­шен­ные про­мыш­лен­ные объ­ек­ты, печи и цистер­ны. А охот­ни­ки за метал­ло­ло­мом вору­ют здесь все, что может при­не­сти день­ги; один из них погиб здесь про­шлой осе­нью, схва­тив­шись за высо­ко­вольт­ный кабель.


Про­ку­ра­ту­ра Кре­фель­да заин­те­ре­со­ва­лась фир­мой MetallwerkeBender совсем по дру­гой при­чине. Она ведёт рас­сле­до­ва­ние по делу Раха­та Али­е­ва и дру­гих обви­ня­е­мых и их при­ча­стия к разо­рив­шей­ся фир­ме. Они подо­зре­ва­ют­ся в отмы­ва­нии денег на мил­ли­о­ны евро. В 2004 году метал­ло­за­вод пер­вый раз был объ­яв­лен банк­ро­том. Через год как по мано­ве­нию вол­шеб­ной палоч­ки появил­ся австрий­ский инве­стор — ком­па­ния ArmorealTrading, воз­глав­ля­е­мая нынеш­ней женой Али­е­ва, кото­рая неко­то­рое вре­мя была его сек­ре­та­рем в пред­ста­ви­тель­стве Казах­ста­на в Вене. Руко­во­ди­те­лем ком­па­нии MetallwerkeBender стал тепе­реш­ний тесть Али­е­ва.


До 2010 года через эту фир­му было про­кру­че­но око­ло 10 мил­ли­о­нов евро для сокры­тия их неза­кон­но­го про­ис­хож­де­ния. Раз­ру­шен­ное и обанк­ро­тив­ше­е­ся пред­при­я­тие рабо­та­ло чрез­вы­чай­но эффек­тив­но: пусть и не в каче­стве метал­ло­за­во­да, а в каче­стве фаб­ри­ки по отмы­ва­нию денег. Али­ев откло­ня­ет и эти обви­не­ния. По его сло­вам, все его состо­я­ние было зара­бо­та­но исклю­чи­тель­но закон­ным путем.


На несколь­ко меся­цев фир­му MetallwerkeBender пере­нял ещё один не менее сомни­тель­ный инве­стор из Дубая, а в 2001 году фир­ма окон­ча­тель­но закры­лась, и сот­ня сотруд­ни­ков поте­ря­ла рабо­ту.


Воз­мож­но, MetallwerkeBender была лишь неболь­шой частью огром­ной маши­ны по отмы­ва­нию денег. В 2005 году Интер­пол Вис­ба­де­на впер­вые пред­ста­вил вен­ским вла­стям обви­не­ния Али­е­ва в отмы­ва­нии денег. Тем вре­ме­нем сле­до­ва­те­ли выяви­ли в Гер­ма­нии, Австрии и Маль­те целую сеть фирм, сосре­до­то­чен­ных вокруг Али­е­ва и воз­глав­ля­е­мых под­став­ны­ми лица­ми. В этом деле речь идёт о сум­ме в более 100 мил­ли­о­нов евро.


В эту сеть вхо­дят кон­суль­та­ци­он­ные фир­мы, фир­мы, тор­гу­ю­щие саха­ром и даже фир­мы по про­из­вод­ству кино­про­дук­ции. Толь­ко австрий­ские сле­до­ва­те­ли выяви­ли более дюжи­ны подо­зре­ва­е­мых пред­при­я­тий, кото­рые теперь частич­но суще­ству­ют под новым назва­ни­ем. Финан­со­вые пото­ки и ответв­ле­ния фирм ведут не толь­ко на Маль­ту, но и в такой офшор­ный рай, как Кариб­ские ост­ро­ва Сент-Китс и Невис.


После обыс­ка дома одно­го из дове­рен­ных лиц Али­е­ва в кон­це 2012 года Выс­ший земель­ный суд Вены поста­но­вил: подо­зре­ние “в отмы­ва­нии неза­кон­но полу­чен­ных денег через эти пред­при­я­тия” явля­ет­ся обос­но­ван­ным — подо­зре­ния про­тив Али­е­ва даже были назва­ны “суще­ствен­ны­ми”.


Цен­траль­ная роль в этой сети по отмы­ва­нию денег, по мне­нию австрий­ско­го пра­во­су­дия, была отве­де­на хол­дин­гу A.V. MaximusHoldingAG, кото­рый околь­ны­ми путя­ми вло­жил око­ло семи мил­ли­о­нов евро в пока­за­тель­ный вен­ский про­ект — медиа-центр в Санкт-Марк­се. По све­де­ни­ям “Цайт”, в послед­ние несколь­ко меся­цев эта сеть вме­сте с пото­ка­ми денег сме­ща­ет­ся из Австрии в направ­ле­нии Маль­ты. Али­ев и там подо­зре­ва­ет­ся в отмы­ва­нии денег. Летом 2013 года его состо­я­ние было вре­мен­но замо­ро­же­но маль­тий­ски­ми пра­во­охра­ни­тель­ны­ми служ­ба­ми.


Будет ли про­ку­ра­ту­ра Кре­фель­да воз­буж­дать уго­лов­ное дело про­тив Али­е­ва, несмот­ря на мно­го­лет­ние рас­сле­до­ва­ния, оста­ет­ся неяс­ным. Про­цес­сы по отмы­ва­нию денег в Гер­ма­нии часто закры­ва­ют­ся по одной про­стой при­чине: сле­до­ва­те­ли долж­ны дока­зать, что день­ги были полу­че­ны неза­кон­ным путем, а это ока­зы­ва­ет­ся не так про­сто. Поэто­му уго­лов­ные орга­ны уже дав­но тре­бу­ют вве­де­ния обрат­но­го али­би: обви­ня­е­мые долж­ны дока­зать, что их день­ги добы­ты легаль­ным путем.


Несколь­ко недель назад сеть непра­ви­тель­ствен­ных орга­ни­за­ций и цер­ков­ных объ­еди­не­ний назва­ла Гер­ма­нию “Эль­до­ра­до для отмы­ва­ния денег”. В спис­ке так назы­ва­е­мо­го коэф­фи­ци­ен­та тене­вых финан­сов Гер­ма­ния с её вось­мым местом обго­ня­ет даже такие клас­си­че­ские стра­ны нало­го­во­го рая, как Бага­мы и ост­ров Джер­си, сле­дуя сра­зу за Лива­ном. “На самом деле рас­кры­тие отмы­ва­ния денег мог­ло быть очень про­стым делом”, — гово­рит Вио­ла Фон Кра­мон, до недав­не­го вре­ме­ни спи­кер по внеш­ней поли­ти­ке фрак­ции зеле­ных в Бун­дес­та­ге, “доста­точ­но попро­сить сви­де­тель­ства того, что посту­па­е­мый поток денег обла­гал­ся соот­вет­ству­ю­щи­ми нало­га­ми. Но никто не хочет это делать. День­ги долж­ны при­те­кать — вот глав­ный девиз, кото­рый реша­ет все.”


Враж­да двух чело­век пере­рос­ла в интер­на­ци­о­наль­ное уго­лов­ное дело


Фон Кра­мон несколь­ко раз посе­ща­ла Казах­стан, в том чис­ле и город Жана­о­зен на юго-запа­де Казах­ста­на. Там око­ло двух лет назад тыся­чи рабо­чих на неф­тя­ных место­рож­де­ни­ях басто­ва­ли про­тив ката­стро­фи­че­ских усло­вий тру­да. Око­ло 17 чело­век погиб­ли от выстре­лов поли­ции, сот­ни были ране­ны, а несколь­ко десят­ков басту­ю­щих поз­же пред­ста­ли перед судом за нару­ше­ние обще­ствен­но­го поряд­ка. “Евро­па долж­на при­ме­нить более жест­кие меры в отно­ше­нии Назар­ба­е­ва”, — заяв­ля­ет фон Кра­мон.


Ещё мень­ше дове­рия в пред­ста­ви­тель­ни­це зеле­ных вызы­ва­ет Рахат Али­ев: “Этот чело­век — обык­но­вен­ный пре­ступ­ник, и это про­сто смеш­но, когда он пред­став­ля­ет себя оппо­зи­ци­о­не­ром и жерт­вой пре­сле­до­ва­ния.” Вме­сте с дру­ги­ми поли­ти­ка­ми от пар­тии зеле­ных фон Кра­мон в кон­це 2012 года пода­ла запрос в Феде­раль­ное пра­ви­тель­ство каса­тель­но его поли­ти­ки в отно­ше­нии Казах­ста­на. Речь в нём шла о нару­ше­ни­ях прав чело­ве­ка, о судь­бах отдель­ных людей, об эко­но­ми­че­ской поли­ти­ке и о деле Али­е­ва.


Пра­ви­тель­ство отве­ти­ло на все вопро­сы, за исклю­че­ни­ем дела Али­е­ва. Вопрос был откло­нен на осно­ва­нии того, что все све­де­ния были полу­че­ны от Феде­раль­ной раз­ве­ды­ва­тель­ной служ­бы ФРГ и могут рас­смат­ри­вать­ся толь­ко во внут­рен­нем поряд­ке. “Тогда я отпра­ви­лась туда. Мне было инте­рес­но, что же я там уви­жу”, — рас­ска­зы­ва­ет Вио­ла фон Кра­мон. На неко­то­рое вре­мя она заду­мы­ва­ет­ся. “Мне нель­зя ниче­го рас­ска­зы­вать, но я могу Вам ска­зать одно: в этом деле задей­ство­ва­но безум­ное коли­че­ство сек­рет­ных служб со все­го мира.”


Безум­ное коли­че­ство сек­рет­ных служб озна­ча­ет безум­ное коли­че­ство тума­на. Здесь при­сут­ству­ют лож­ные сле­ды, лож­ные подо­зре­ва­е­мые, лож­ные леген­ды и лож­ные при­го­во­ры. Дела здесь дела­ют­ся имен­но так. При­ме­ром тому может послу­жить убий­ство казах­ско­го оппо­зи­ци­о­не­ра Алтын­бе­ка Сар­сен­бай­у­лы в 2006 году, осу­ществ­лен­ное чле­на­ми спе­ци­аль­но­го под­раз­де­ле­ния сек­рет­ных служб, осуж­ден­ных в ходе судеб­но­го про­цес­са. Наблю­да­те­ли про­цес­са при­шли к еди­но­му мне­нию, что насто­я­щие заказ­чи­ки оста­лись неиз­вест­ны­ми.


Рахат Али­ев пишет в сво­ей кни­ге, что это убий­ство было пору­че­но одно­му из руко­во­ди­те­лей сек­рет­ных служб самим Назар­ба­е­вым.


Дру­гие источ­ни­ки из сфе­ры казах­ских след­ствен­ных орга­нов и семьи уби­то­го рас­про­стра­ня­ют про­ти­во­по­лож­ную вер­сию: по их мне­нию убий­ство было орга­ни­зо­ва­но Раха­том Али­е­вым.


Сплош­ной туман.



Одна­жды вече­ром в одном вен­ском кабач­ке за тарел­кой отвар­ной говя­ди­ны и стоп­кой абри­ко­со­во­го шнап­са адво­кат Рихард Сой­ер заявил: “Это про­сто неве­ро­ят­но, какое коли­че­ство дез­ин­фор­ма­ции Рахат Али­ев спе­ци­аль­но рас­про­стра­нил в этом деле. Я не встре­чал тако­го за всю свою карье­ру”.


Сой­ер не явля­ет­ся неза­ви­си­мым наблю­да­те­лем, он офи­ци­аль­но пред­став­ля­ет пра­во­вые инте­ре­сы Казах­ста­на в Австрии, мож­но ска­зать, что он явля­ет­ся адво­ка­том пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва.


Сой­ер гово­рит: “Это дело мож­но раз­би­рать сно­ва и сно­ва, и от это­го оно ста­но­вит­ся все более запу­тан­ным, но неиз­мен­ным оста­ет­ся одно: в этом деле были заму­че­ны и уби­ты два чело­ве­ка. Убий­ство оста­ет­ся убий­ством. И гос­по­дин Али­ев серьез­но подо­зре­ва­ет­ся в при­част­но­сти к это­му убий­ству. Поэто­му про­ку­ра­ту­ра долж­на воз­бу­дить дело, что­бы вина Али­е­ва была рас­смот­ре­на неза­ви­си­мым судом. В этом вся суть.”


Ещё днём в раз­го­во­ре двух дру­гих адво­ка­тов это выгля­де­ло совер­шен­но иным обра­зом. Ман­фред Айнед­тер и Отто Дит­рих, адво­ка­ты Раха­та Али­е­ва, убеж­де­ны в том, что про­ку­ра­ту­ра долж­на закрыть дело про­тив их ман­дан­та. “В этом деле все куп­ле­но и сма­ни­пу­ли­ро­ва­но, в том чис­ле и глав­ные сви­де­те­ли. Это нуж­но посто­ян­но иметь в виду”, — гово­рит Дит­рих, “при обсто­я­тель­ствах при­хо­дит­ся при­знать, что прав­ду таким обра­зом най­ти невоз­мож­но.”


Мно­го­лет­няя враж­да двух чело­век пере­рос­ла в круп­ное интер­на­ци­о­наль­ное уго­лов­ное дело. Одна­ко после того как вен­ское пра­во­су­дие поста­но­ви­ло не выда­вать Али­е­ва казах­ским вла­стям, оно так­же ста­ло и вопро­сом австрий­ской поли­ти­ки.


Напри­мер, совер­шен­но непо­нят­но, поче­му Али­ев после изъ­я­тия казах­ско­го пас­пор­та почти на сле­ду­ю­щий день полу­чил австрий­ское граж­дан­ство, кото­ро­го его офи­ци­аль­но лиши­ли на про­шлой неде­ле. Совер­шен­но непо­нят­но, как дол­го ещё про­ку­ра­ту­ра будет про­дол­жать свои рас­сле­до­ва­ния, и когда она нако­нец при­дет к како­му-нибудь реше­нию. Упол­но­мо­чен­ным про­ку­ро­ром по это­му делу назна­че­на Бет­ти­на Валл­нер, кото­рая не обща­ет­ся с прес­сой по при­чине про­дол­жа­ю­ще­го­ся рас­сле­до­ва­ния. Ей при­хо­дит­ся быть осто­рож­ной, ведь она не пер­вый про­ку­рор в этом деле. Её пред­ше­ствен­ник был обви­нен Обще­ством жертв наси­лия Таг­дыр в наме­рен­ном затя­ги­ва­нии про­цес­са; рас­сле­до­ва­ния по это­му делу были пре­кра­ще­ны. Обще­ство жертв наси­лия пред­став­ля­ет извест­ный вен­ский адво­кат Габ­ри­эль Лан­ски, про­тив кото­ро­го тоже нача­лось рас­сле­до­ва­ние по подо­зре­нию в воз­мож­ном шпи­о­на­же в поль­зу казах­ских спец­служб.


Вена зача­стую была целью назна­че­ния для неудав­ших­ся ино­стран­ных воро­тил от поли­ти­ки с несколь­ко стран­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о демо­кра­тии. Несколь­ко недель назад здесь перед судом пред­стал вице-шеф поли­ции Гва­те­ма­лы. А год назад в вол­нах Дуная нашли тело послед­не­го пре­мьер-мини­стра ливий­ско­го режи­ма Гад­да­фи Шукри Гани­ма. Пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны отре­а­ги­ро­ва­ли очень быст­ро: это было само­убий­ство. И закры­ли рас­сле­до­ва­ние.


http://www.zeit.de/2013/48/kasachstan-alijew-nasarbajew/komplettansicht





Источник: “https://zagranburo.org/борьба-двух-миллиардеров/”

Новости
Теги