Альберт Авдолян и его умение попадать в интимные сканадлы злят сильных мира сего

Альберт Авдолян – горячий секс-скандалист холодного бизнеса

Альберт Авдолян и его умение попадать в интимные сканадлы злят сильных мира сего

Армянский недомачо Альберт Авдолян и его неудачные похождения

Олигарх Альберт Авдолян возомнил себя Казановой на старости лет

Мальтийско-армянский олигарх Альберт Авдолян выкачивает из России деньги и девушек

Альберт Авдолян, армянский русский, бывший совладелец "Мегафона" и основатель "Йоты". Как и Давид Ян, он занимается технологиями и считается одним из лидеров рынка связи 4G. На родине Авдолян вкладывает деньги в благотворительность и реставрацию памятников.

Но в России он известен с уголовной стороны бизнеса. А также как постоянный фигурант «интимных» скандалов.

Запасной мальтийский аэродром Бориса Минца

Гражданство средиземноморского острова получили также Волож, Несис, Левитин и Авдолян

Бывший председатель совета директоров Финансовой корпорации «Открытие» и владелец О1 Properties Борис Минц готовится к бегству за границу в связи с прогнозируемым банкротством своего бизнеса. Как ранее сообщало агентство «Руспрес», санаторы ФК «Открытие» оспаривают в суде некоторые сделки, совершенные между банком и О1 незадолго до краха финансовой корпорации. Арбитражный суд Москвы уже арестовал акции материнской компании О1 Properties Бориса Минца - кипрской «01 Пропертиз лимитед» - и бизнес-центр Nevis. Кроме того, активы принадлежащих Минцу НПФ «Будущее» и др. заложены в неблагополучном Московском кредитном банке под астрономическую сумму долга в €100 млн. Денег на выплату нет: те резервы, которые были, утянул с собой в Монако беглый владелец «Внешпромбанка» Григорий Беджамов. В таких условиях бегство из страны вслед за своим старым деловым партнером Вадимом Беляевымпредставляет собой естественный выход из ситуации и единственный шанс не оказаться под арестом. Первый шаг для этого уже сделан: Борис Минц воспользовался инвестиционной программой Мальты для того, чтобы приобрести паспорт этой страны — члена ЕС. Кроме него в прошлом году гражданами островного государства стали полный тезка основателя и совладельца Яндекса Аркадия Воложа, топ-менеджеры «Лаборатории Касперского», основатели сети «Спортмастер», а также бывшая жена и дочь экс-владельца «Уралкалия» Дмитрия Рыболовлева, ранее уже получившего гражданство Кипра.

Аркадий Волож переименовал маму

Согласно информации, опубликованной на сайте правительства Мальты, гражданами страны, входящей с 2004 года в Евросоюз, стали более 730 человек с известными в России сочетаниями имен, фамилий и отчеств. Среди них люди, чьи данные, а также данные членов их семей полностью совпадают с именами российских предпринимателей. В частности, в списке фигурируют основатель и совладелец «Яндекса» Аркадий Волож и члены его семьи, владелец инвестиционно-девелоперской компании O1 Properties Борис Минц и члены его семьи, полные тезки членов семьи совладельца ICT Holding Ltd Александра Несиса, как и его самого. Мальтийцами также стали тезки крупнейшего производителя водки в России, совладельца Beluga Group Александра Мечетина, одного из крупнейших российских землевладельцев Игоря Худокормова и Алексея Марея — главного управляющего директора и зампреда правления Альфа-банка, в ноябре 2017 года оставившего свои посты в связи с переездом семьи в Лондон.

«Аркадий Волож много путешествует по делам компании, наличие европейского паспорта позволяет совершать поездки в безвизовом режиме. Как и прежде, он остается российским гражданином и выполняет все требования законодательства России», — ответил представитель «Яндекса» на вопрос РБК о наличии у Воложа мальтийского гражданства.

В документах правительства Мальты также указаны Тимофей Аркадьевич Волож, Анна-Эстер Аркадьевна Волож, Сифра Лейбовна Волож и Юрий Абрамович Волож. Ранее в материале Finparty Тимофей Волож был назван сыном сооснователя «Яндекса», а Анна-Эстер — дочерью. Родители Аркадия — Юрий Абрамович и Софья Львовна, следует из биографии предпринимателя.

Источник, близкий к Борису Минцу, подтвердил, что последний является гражданином Мальты с марта 2016 года.

Также в списке — семья владельца крупной девелоперской компании ФСК «Лидер» Владимира Воронина, топ-менеджеры «Лаборатории Касперского», гендиректор золотодобывающей компании «Полюс» Павел Грачев, включенный в рейтинг топ-25 самых высокооплачиваемых менеджеров России журнала Forbes; топ-менеджеры Huawei, Candy-Hoover Group и многие другие.

«Действительно, мы с семьей оформили мальтийское гражданство, тут нет секрета, это просто вопрос удобства передвижения во время наших путешествий, — подтвердил информацию с сайта мальтийского правительства Воронин. — Выбрали Мальту, потому что нам подошли их условия оформления».

Руководитель российского представительства компании Candy-Hoover Group и бывший вице-президент Lenovo Глеб Мишин также подтвердил, что он и члены его семьи получили гражданство Мальты. «Это гражданство облегчает получение виз для свободного перемещения по миру, что актуально для нашей семьи, так как мои дети учатся за рубежом. Кроме того, у Мальты лояльные условия для получения гражданства. Мальта также предоставляет мягкие налоговые условия, что актуально», — сообщил Мишин. По его словам, в перспективе он не исключает регистрацию собственного бизнеса в мальтийской юрисдикции.

Представитель «Полюса» подтвердил наличие у Грачева мальтийского гражданства, но от других комментариев отказался. Россияне, упомянутые в списке, получили мальтийские паспорта, став участниками программы «Гражданство в обмен на инвестиции».

По €650 тыс с носа

Программа «Гражданство Мальты за инвестиции» была принята правительством Мальты в ноябре 2013 года и получила одобрение Европейской комиссии. Согласно программе, гражданство Мальты (а следовательно, Евросоюза, куда Мальта входит с 2004 года) может получить частный инвестор в обмен на пожертвование в размере €650 тыс. Большая часть — 70% этой суммы — идет в фонд Национального развития и социальной политики Мальты, остальные деньги — напрямую в госбюджет.

Помимо перечисления пожертвования претендент на мальтийский паспорт обязан приобрести недвижимость на острове на сумму не менее €350 тыс., продать которую он сможет не ранее чем через пять лет, либо оформить договор долгосрочной аренды жилья на пять лет на общую сумму не менее €80 тыс за весь период. Кроме того, претендент должен приобрести мальтийские облигации, список которых утверждает правительство страны, на сумму не менее €150 тыс, с погашением не ранее чем через пять лет.

Заявитель может также оформить паспорта и на членов своей семьи, заплатив дополнительно по €25 тыс за каждого несовершеннолетнего ребенка и супруга и по €50 тыс за совершеннолетнего ребенка или своего родителя.

Решения по поданным заявлениям выносятся в течение четырех месяцев после подачи. В случае положительного решения заявитель выплачивает все суммы пожертвований и делает инвестиции в недвижимость и бумаги. Спустя еще два месяца он становится обладателем паспорта.

Мальтийский паспорт дает право безвизового въезда в большинство стран мира. Его обладатель не обязан реально проживать на Мальте. Решение о налоговом резидентстве также остается за ним. Дети, родившиеся после получения родителем мальтийского гражданства, вне зависимости от места их рождения получают мальтийские паспорта — уже бесплатно, следует из разъяснений условий программы.

В июле 2017 года мальтийское правительство одобрило изменения в условия программы предоставления гражданства за инвестиции. В частности, был урегулирован вопрос с предоставлением гражданства членам семьи, рожденным или усыновленным заявителем после получения паспорта Мальты. Также был отменен возрастной ценз для детей заявителей — изначально можно было получить гражданство за дополнительные €50 тыс только на сыновей или дочерей моложе 27 лет. Был также расширен перечень лиц, которых можно было указать в заявлении как родственников и оформить им гражданство за те же дополнительные €50 тыс, он дополнен дедушками, бабушками и внуками, а также зятьями и невестками заявителя.

Запуская программу, представители правительства Мальты заявляли, что она рассчитана на привлечение 1800 новых инвесторов, которые совокупно принесут экономике островного государства более €1 млрд — именно такое количество новых граждан по этой программе Мальте согласовал Евросоюз. После того как лимит получивших мальтийский паспорт по программе будет исчерпан, она будет продлена на новых, еще не озвученных условиях, заявлял в ноябре 2017 года премьер-министр Мальты Джозеф Мускат.

По данным мальтийской газеты Independent, к сентябрю 2017 года были одобрены заявления 1500 инвесторов.

Список натурализованных граждан Мальты ежегодно выкладывается на сайте правительства этой республики. Каждый раз список содержит имена людей, получивших мальтийское гражданство за отчетный период. Последний подобный список, в котором содержится информация о получивших мальтийский паспорт в 2016 году, был опубликован в конце декабря 2017 года. Именно в этом списке содержатся имена Воложа, Минца и других крупных российских бизнесменов. В списке получивших мальтийское гражданство в 2015 году (опубликован в августе 2016 года) содержатся имена 258 россиян. Среди них — бывший топ-менеджер «Транснефти» Виктор Вашкевич, совладелец «Спортмастера» Николай Фартушняк, Альберт Авдолян. В списке 2014 года (опубликован в июле 2015 года) не обнаружилось известных бизнесменов из России — в нем есть имена женщин, которые, судя по их профилям в соцсетях, вышли замуж за мальтийцев и постоянно проживают на Мальте.

Кто в списке?

В списках, опубликованных правительством Мальты, присутствуют несколько сотен россиян, имена, фамилии и отчества которых полностью совпадают с данными российских бизнесменов и топ-менеджеров. Среди новых мальтийцев можно обнаружить полных тезок таких представителей российского бизнеса:

Алексея де Мондерик и Татьяны Мраморновой — топ-менеджеров «Лаборатории Касперского» (в пресс-службе компании заявили, что не комментируют личную жизнь своих сотрудников);

Дмитрия Дойхена и Николая Фартушняка — сооснователей крупнейшей сети спорттоваров «Спортмастер»;

Леонида Левитина с семьей — брата экс-министра транспорта России, помощника президента России Игоря Левитина. Компания Леонида Левитина «Пассажир сервис» обеспечивала постельным бельем пассажиров «Российских железных дорог» до 2006 года;

Влады Велигодской — гендиректора Центрального дома культуры железнодорожников на площади трех вокзалов;

Анны и Елены Рыболовлевых — экс-супруги и дочери миллиардера Дмитрия Рыболовлева — владельца футбольного клуба «Монако» и любителя живописи;

Кирилла Сырова и Александра Чистякова — бизнесменов, известных благодаря женам — популярным певицам Анне Плетневой и Глюкозе (соответственно);

Игоря Мудрика — гендиректора управляющей компании бизнес-терминала в аэропорту Внуково-3;

Дмитрия Селюка — известного российского футбольного агента, представляющего интересы полузащитника «Манчестер Сити» Яя Туре и других известных футболистов;

Юрия Сивака — землевладельца и девелопера в Подмосковье, которого называли лицом, «близким к экс-губернатору Московской области Борису Громову»;

Ильи Зюбина — совладельца крупного подрядчика столичного правительства МСУ-1;

Ростислава Гуревича — владельца международной сети отелей Tavros, партнер Hayatt Regency;

Максима Кочерова и Владимира Семенихина — известных московских коллекционеров;

Олега Смирнова — совладельца группы СНС — одного из крупнейших табачных дистрибьюторов в России;

Альберта Авдоляна — крупного инвестора в технологические активы, участника российского списка Forbes;

Олега Михайлова — владельца фармкомпании «Ф-Синтез», получившей от Минпромторга 2 млрд рублей на разработку дженериков.

Кроме россиян Мальта привлекает и граждан других стран постсоветского пространства. По данным агентства «Руспрес», в этой стране обосновался бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев.

Девушка на миллиард: как бывшая сотрудница EY возглавила инвестфонд

Работу в крупной международной компании принято считать отличным началом перспективной карьеры. Екатерина Лапшина в 22 года ушла из Est & Young в свободное плавание, а через десять лет возглавила бизнес на $1 млрд

В консалтинговое подразделение компании «большой четверки» Лапшина устроилась в 2004 году, во время учебы в магистратуре Финансовой академии в Москве. «У меня как у юного перспективного специалиста было ощущение, что компания такого уровня может делать какие-то чудеса, и к ним обязательно нужно приобщиться», — говорит она. Но опыт в Est & Young (с 2013 года компания называется EY) оправдал не все ожидания из-за «незавершенного процесса» бизнеса.

22 года было Екатерине Лапшиной, когда она ушла из EY в «Энергопром-Менеджмент»

$1 млрд составляет объем средств под управлением MarsfiledCapital

«Ты уже понял проблему, построил связи с людьми, нашел решение и готов его внедрять. Но именно в этот момент процесс заканчивался, — говорит Лапшина. — И вот этот процесс как интеллектуальное упражнение в конечном счете разочаровывает. Меня и сейчас «драйвит» то, что свои идеи и видение я перевожу на операционный уровень и добиваюсь результата». Лапшина отвергла и предложение о переходе в консалтинговую компанию McKinsey. Вместо этого в компании с несколькими бывшими «маккинзиатами» она ушла в «реальный» бизнес.

В 2006 году Лапшиной было 22 года, и она стала частью новой команды компании «Энергопром-Менеджмент», управляющей крупнейшими электродными заводами России — Челябинским, Новосибирским и Новочеркасским. Совокупная выручка предприятий группы «Энергопром» тогда составляла около $200 млн. Весной 2006-го акционеры алюминиевой компании СУАЛ во главе с «Реновой» Виктора Вексельберга завершили покупку акций трех заводов у бизнесмена Дмитрия Босова, им понадобились новые управленцы. Руководителем «Энергопром-Менеджмент» стал Алексей Евгеньев, его заместителем — Ольга Цареградская, оба — выходцы из McKinsey. «Пришла маленькая девочка из «большой четверки», без опыта, но с горящими глазами», — описывает Евгеньев первую встречу с Екатериной.

Новой команде менеджеров нужно было провести ревизию бизнеса и оптимизировать его, разобраться с непрофильными активами, снизить себестоимость продукции, нарастить долю рынка и усилить экспортное направление, принять новую инвестпрограмму — другими словами, превратить компанию в привлекательный для покупки актив, говорит Лапшина. Акционеры отвели на это примерно три года.

Первой задачей Лапшиной в должности проектного менеджера стала реструктуризация Челябинского электродного завода, самого небольшого и низкомаржинального из трех. «Занималась всем: от продажи детских садов и охотничьих хозяйств до оптимизации номенклатуры, сервисных и ремонтных цехов», — вспоминает она. Эту работу Лапшина описывает как «реальное погружение»: приходилось иметь дело с профсоюзами, главными инженерами и заведующими детскими лагерями.

«Когда маленькая девочка приезжает на большой завод и начинает взрослых мужиков учить жизни, это обычно заканчивается довольно плохо для девочки, если только она не суперспособная. Катя относится к этой категории», — говорит Евгеньев. С проектом Лапшина справилась, добавляет он: «Это был самый «больной» из входивших в группу заводов, удалось несколько улучшить его состояние». За Челябинском последовала реструктуризация самого прибыльного предприятия группы в Новочеркасске.

«В 2008 году, когда мы начали заниматься продажей бизнеса, я уже входила практически в команду топ-менеджеров. И у нас были теплые партнерские отношения», — говорит Лапшина. «У нас был полусемейный бизнес», — говорит Евгеньев о руководстве «Энергопром-Менеджмента», куда входило около десяти человек.

Изначальную задачу акционеров — создать стоимость компании — команда выполнила, считает Лапшина: за два года оценка актива выросла с $250 млн (оценка по последней сделке со структурами Босова) до $750–800 млн (Евгеньев называет цифру $500 млн). Но перегретый перед кризисом рынок влиял на ожидания акционеров — они не хотели выходить из бизнеса меньше, чем за $1 млрд. Осенью 2008 года, когда команда Евгеньева уже покинула «Энергопром», компания стала стоить меньше, чем в нее было вложено, говорит Лапшина: «Мы сделали все, что могли. Оставаться и заниматься операционной деятельностью не имело большого смысла».

«Ренова» пыталась вернуться к идее IPO «Энергопрома» уже с другой командой менеджеров: в 2012 году группа сообщила, что стоимость компании уже составляет не менее $500 млн, а в 2014 году достигнет заветного $1 млрд, и тогда будет проведено первичное размещение акций. Но и эти планы не сбылись.

Кризисный менеджмент

Несколько менеджеров во главе с Евгеньевым ушли из «Энергопрома» осенью 2008 года, создав собственный бизнес — компанию EspressoInvestments. Ключевая идея проекта заключалась в том, чтобы в кризис брать под управление проблемные активы, переходящие на балансы банков: банкам не пришлось бы списывать эти активы, а управляющие получали бы долю в «апсайде», если компании удастся вывести из кризиса. «Для меня это был первый подход к получению предпринимательского опыта — уходили «в никуда» строить свой бизнес с нуля», — рассказывает Лапшина.

Но в разгар финансового кризиса крупные игроки начали создавать управления по работе с проблемными активами: в конце 2008 года, например, был создан «Сбербанк Капитал». Затем в Россию пришла международная компания Alvarez & Marsal, занимающаяся антикризисным управлением. Ее специалисты занимались реструктуризацией LehmanBrothers, а в России, к примеру, гипермаркетов «Мосмарт» и группы «Дикая орхидея». В итоге команда Евгеньева присоединилась к Alvarez & Marsal, а сам он возглавил российский офис компании.

Лапшина с ними не пошла. «На тот момент мне не был понятен продукт Alvarez & Marsal, потому что, с одной стороны, они вроде консультанты, а с другой стороны, они говорили о своей уникальности через влияние на конечный результат. То, что я тогда услышала, меня не очень убедило. Для меня это звучало как возврат на два шага назад», — объясняет она свое решение.

Незадолго до ухода из «Энергопрома» Лапшина познакомилась с Евгением Бернштамом, инвестором и основателем одного из крупнейших коллекторских агентств «Секвойя», микрофинансовой организации «Домашние деньги» и кредитного брокера «Фосборн Хоум». На одной из встреч он пригласил Екатерину в команду. Еще в Est & Young Лапшина была консультантом банковской практики и занималась проектами Дельта Банка, банка «Петрокоммерц», Транскредитбанка и банка «Россия», а после занималась частным консалтингом банкиров — на этой почве она познакомилась с Бернштамом. «Когда созреешь, приходи, и мы что-нибудь интересное вместе сделаем», — вспоминает Лапшина слова Бернштама (сам он не ответил на вопросы журнала РБК).

Хотя большинство знакомых не поддерживали идею заниматься финансовыми сервисами в разгар кризиса, Лапшина решила: почему бы не рискнуть? В конце 2008 года она стала директором по инвестициям в создаваемой холдинговой компании AdelaHoldingLimited, которая объединила активы Бернштама.

В Adela Лапшина начала заниматься инвестициями — их нужно было привлекать для существующих и новых проектов Бернштама. Пригодился и опыт операционного управления проблемными активами. Одной из первых задач на новом месте стала реструктуризация ипотечного брокера «Фосборн Хоум». «Этот бизнес на тот момент чувствовал себя хуже всех, в силу того что практически не стало рынка ипотечного кредитования. Ставки по ипотеке выросли до запретительного уровня, а банки радикально сократили объем выдачи», — объясняет она.

Бизнесу понадобилась новая модель развития с сокращением затрат. Ставку решили сделать на диверсификацию предлагаемых продуктов и перевод операций в онлайн. Но хотя себестоимость услуг снизилась, реструктуризация брокера успехом не увенчалась, признается Лапшина. В 2009 году из-за кризиса на ипотечном рынке выручка компании сократилась в четыре-пять раз, говорила в интервью газете «Ведомости» ее гендиректор Виктория Ракова. Сам Бернштам в интервью «Интерфаксу» признавал, что попытка превратить этот бизнес в интернет-брокеридж не удалась, и в 2014 году кредитный брокер закрылся.

Но успехи были в другом, считает Лапшина: компания привлекла новые инвестиции и запустила проект по кредитованию малого бизнеса — «Финотдел». Соинвестором стал фонд Solway, который получил 49% компании. Примерно в то же время появился сервис микрозаймов для физических лиц «Домашние деньги». Но через два года работы в Adela Лапшина поняла, что ее взгляды на развитие бизнеса расходятся со взглядами Бернштама.

Ее должность предусматривала ограниченный функционал: Бернштаму нужен был кто-то скорее для мониторинга периметра и переговоров с фондами, объясняет она. «У меня есть свое мнение, как строить бизнес, и мне не хватало возможности его реализовать», — вспоминает Лапшина.

Но основной причиной ухода стали личные обстоятельства: Лапшина вместе с будущим мужем, тоже выходцем из McKinsey, собиралась уезжать на Украину, где ему предложили новую работу. Поэтому в Москве пришлось отказаться от нескольких хороших предложений, одно из них — должность директора по стратегии в крупнейшей сети магазинов детских товаров «Детский мир». «До сих пор отзывается в душе», — говорит Лапшина.

«Когда я увидела, что происходило внутри «Детского мира», на тот момент... Компания с огромным потенциалом стояла на грани банкротства: низкая маржа, слабая матрица, плохое управление оборотным капиталом и торговыми площадями. При этом знакомый всем с детства невероятно узнаваемый бренд. Конечно, эту задачу было бы интересно решить», — сетует она.

«Детский мир», подконтрольный АФК «Система» Владимира Евтушенкова, начал выбираться из проблем позже, с приходом в 2012 году на пост гендиректора Владимира Чирахова. За три года его работы выручка сети выросла более чем в два раза, до 62,5 млрд руб., чистая прибыль — почти в семь раз, до 2,7 млрд руб.

Украинский поворот

Лапшина уехала на Украину «с планом, центром которого была личная жизнь». Но попытка временно не думать о карьере не удалась. Спустя два месяца после переезда, летом 2010 года, Лапшиной позвонили из группы СКМ, объединяющей активы богатейшего бизнесмена страны Рината Ахметова, состояние которого в 2010 году Forbes оценил в $5,2 млрд.

В СКМ тогда решили сфокусироваться на развитии медийного направления бизнеса, и компании нужен был человек с опытом в инвестиционной сфере, рассказал журналу РБК гендиректор группы СКМ Олег Попов. «У СКМ был набор слабо интегрированных медийных активов: эфирные и кабельные национальные и региональные телеканалы, печатный холдинг, онлайн-портал. Бизнес требовал инвестиций, а экономический эффект тогдашним менеджментом позиционировался как «обязательно когда-нибудь будет». Когда меня позвали, то спросили: «Что бы ты делала?» — рассказывает Лапшина. Через неделю она предложила концепцию развития — построение диверсифицированной группы медийных активов, синергетично сочетающихся друг с другом, и выход на новые рынки. Предложение устроило менеджмент и акционера.

Так в СКМ появилась должность директора по развитию медийного бизнеса, которую заняла 26-летняя Лапшина. «Ее готовность взяться за решение достаточно непростой задачи вкупе с уже накопленным, несмотря на молодость, опытом и разумной амбициозностью сделали свое дело — Екатерина присоединилась к нашей команде», — отмечает Попов.

Основными задачами, которые были поставлены перед новым менеджером, стали формирование и развитие медиагруппы на базе телеканала «Украина», рассказывает гендиректор холдинга. «Это подразумевало объединение человеческих и инфраструктурных ресурсов наших каналов, печатных СМИ и интернет-проектов», — говорит он. В 2011 году Лапшина и ее команда представили акционерам новую стратегию. В ней обозначались как количественные цели (доля телеканала, финансовые показатели), так и качественные (например, запуск контента собственного производства).

В это же время в холдинге разгорелся конфликт главного редактора издания «Сегодня» Игоря Гужвы и гендиректора управляющей компании «Сегодня Мультимедиа» Алены Громницкой, назначенной на эту должность летом 2011 года. В декабре редакция написала письмо Ахметову, в котором пожаловалась на попытки цензуры со стороны Громницкой и требовала провести независимое расследование.

Лапшина встретилась с редакцией, после чего журналисты опубликовали заявление: встреча прошла неконструктивно, топ-менеджер отказалась согласовывать с редакцией состав комиссии по расследованию конфликта, встав на сторону генерального директора. «Мы предупреждаем, что, если Екатерина Лапшина и дальше будет демонстрировать ангажированность, мы обратимся к акционеру предприятия с просьбой предоставить нам другого переговорщика с его стороны», — говорилось в заявлении редакции.

Почти сразу Громницкая и Гужва были отстранены от работы на время расследования. Через месяц, в январе 2012-го, Гужва был уволен, Громницкая написала заявление об уходе по собственному желанию. Лапшина не согласна с обвинениями в ангажированности и в том, что ей пришлось выступать в роли «душителя» прессы. «Душить свободную прессу в мои планы не входило, когда бизнес шел, прямо скажем, не очень хорошо. Почему-то слабые показатели бизнеса в этом конфликте все время путают со свободой слова», — говорит она.

«Уже хотелось домой»

«Ринат Леонидович считал меня активным человеком с неуемной энергией, который готов последовательно добиваться нужного результата в самых непростых ситуациях», — говорит Лапшина.

Пообщаться с владельцем СКМ журналу РБК не удалось, но умения нового менеджера он явно оценил. По крайней мере, именно Лапшину он попросил подключиться к управлению новым активом, который СКМ купил в 2013 году — компанией «Укртелеком», крупнейшим в стране оператором фиксированной связи и на тот момент единственным обладателем 3G-лицензии на Украине (сумма сделки не разглашалась).

К тому времени Лапшина уже работала с телеком-рынком, так как с ним было связано развитие медийного бизнеса, поэтому его особенности успела изучить. Предложение заняться телекомом ей польстило и заставило остаться в СКМ еще на два года, хотя незадолго до этого она решила свои задачи по построению медиабизнеса и уже успела обсудить с Ахметовым свой уход.

Практически сразу после покупки «Укртелекома» СКМ начал активные переговоры об объединении сотовых активов с МТС, набиралась новая команда и принималась стратегия на пять лет. Но планы сорвались: в ноябре 2013-го в стране случился Майдан, за первые два месяца 2014 года курс гривны упал почти на 20%, а к ноябрю валюта девальвировалась на 100%. Это сказалось на рекламном рынке: по данным Всеукраинской рекламной коалиции, в 2014 году он сократился на 20% в денежном выражении.

«К концу 2014 года уже стало очевидно, что бизнес стремительно сокращается. Масштаб уже не позволял содержать такую управляющую компанию», — говорит Лапшина. По ее словам, общей задачей менеджмента СКМ стало «выжить, сфокусироваться на главном». «Не только в бизнесе, но и в стране наступили очень непростые времена», — говорит она. Осенью 2014-го Лапшина сообщила акционеру о своем решении покинуть компанию: «Подготовка ухода заняла больше полугода».

Лапшина говорит, что выполнила обещания, данные Ахметову: канал «Украина» поднялся с шестого на второе место по доле широкой коммерческой аудитории (18–54 года). Кроме того, выросли показатели powerratio, «встал на ноги» платный бизнес спортивных телеканалов, говорит она.

С финансовыми показателями сложнее, признается Лапшина: «Наступивший кризис так и не дал возможности выйти на запланированные показатели». «Медиа Группа Украина» не раскрывает финансовые показатели, а вся группа СКМ по итогам 2014 года впервые за несколько лет получила убыток в размере $1,84 млрд; выручка группы упала на 24,6%, до $18,5 млрд. Попов называл это следствием «спада украинской экономики и происходящих на территории страны военных действий», сообщала компания в пресс-релизе в июле 2015-го.

В марте 2015 года в медийном холдинге разгорелся новый конфликт: уволился Олесь Бузина, назначенный в январе на должность шеф-редактора газеты «Сегодня» (в апреле 2016 года он был убит в Киеве). Бузина объяснил свое решение цензурой со стороны «Медиа Группы Украина»: согласно его заявлению, в издании, например, запрещалось критиковать премьер-министра Арсения Яценюка. Бузина утверждал, что Лапшина как куратор газеты от акционеров запрещала ему общаться с прессой. Спустя две недели после увольнения Бузины холдинг покинула и сама Лапшина.

«На последнем этапе, честно говоря, уже хотелось домой, в Москву, — признается она. — Предполагала, что среда будет несколько более спокойной, но не получилось».

Активный CEO

«Меня удивило, что за время моего отсутствия жизнь в Москве несильно изменилась, пять лет для меня прошли незаметно», — говорит Лапшина. Вернувшись в Россию весной 2015-го, в апреле она возглавила компанию MarsfieldCapital, управляющую активами фонда TelconetCapital Сергея Адоньева и Альберта Авдоляна.

Лапшина говорит, что в MarsfieldCapital ее пригласил Денис Свердлов, один из основателей и бывший гендиректор ООО «Скартел», первого оператора интернет-доступа по технологии 4GYota и производителя смартфонов YotaDevices. Их представили друг другу общие знакомые, говорит она: «Как всегда, все хорошее происходит случайно». Свердлов тогда стал активно заниматься собственными проектами в Лондоне, и владельцы TelconetCapital предложили 32-летней Лапшиной возглавить фонд (представители Адоньева, Авдоляна и Свердлова не дали комментариев журналу).

Капитал Адоньев и Авдолян заработали на продаже активов под брендом Yota: в 2012-м они договорились о слиянии ООО «Скартел» с AFTelecom Алишера Усманова в холдинг GarsdaleServices. Совладельцы «Скартела» получили 13,5% холдинга, которые у них выкупил «МегаФон» за $1,2 млрд. В 2013 году Адоньев и Авдолян стали новичками рейтинга Forbes с состоянием по $700 млн.

$46,2 млн заплатил за 30% YotaDevices гонконгский холдинг REXGlobal

$1,2 млрд получили Сергей Адоньев и Альберт Авдолян от продажи активов Yota «МегаФону»

Деньги, полученные от продажи операторского бизнеса, партнеры инвестировали в разные проекты — для управления ими и был создан фонд Marsfield. Совокупная стоимость активов под управлением фонда, по словам Лапшиной, составляет от $900 млн до $1 млрд. Управление этими деньгами — ее новая задача.

По словам Лапшиной, партнеры инвестировали как в развитие YotaDevices, так и в другие активы: на старте было сделано более десяти инвестиций, из некоторых Marsfield уже вышел. Например, в январе 2014 года инвесторы купили долю в британской команде «Формулы-1» LotusF1, но уже в конце 2015-го команду выкупил автоконцерн Renault.

Лапшина говорит, что акционеры попросили ее разобраться с имеющимся портфелем российских инвестиций — «что продолжать, где фиксироваться, что продавать». При ее участии в середине 2015-го была продана доля в Томторском редкоземельном месторождении (совместный проект с «Ростехом» и группой ИСТ Александра Несиса). А в апреле 2016 года Telconet продал 30% акций YotaDevices гонконгскому инвестиционному холдингу REXGlobalEntertainment за $46,2 млн (плюс погашение выданных оборотных кредитов).

Сейчас в портфеле фонда — около десяти инвестиций (Marsfield афиширует не все свои вложения). Известно, что кроме доли в YotaDevices (34,9%) это онлайн-кинотеатр Okko, контрольный пакет в компании «Технологии тепличного роста», занимающейся выращиванием овощей, строящийся угольный морской терминал «Порт Вера» в Приморье, а также доля в крупнейшем на Дальнем Востоке Сугодинско-Огоджинском месторождении угля. Последним проектом Telconet занимается совместно с «дочкой» «Ростеха» «РТ — Глобальные ресурсы», которая контролирует 50% актива.

Лапшина говорит, что зарабатывать фонд готов не только через «выходы», но и на дивидендах компаний. Цели через определенный срок выйти из всех активов, в которые инвестировал фонд, у акционеров нет, говорит она. По ее словам, фонд готов развивать активы вдолгую, если это целесообразно, не сковывая себя некими формальными ограничениями инвестиционного мандата. MarsfieldCapital она планирует превратить «в классический privateequity», фонд прямых инвестиций. «В России их практически нет», — утверждает Лапшина.

Целевой уровень доходности инвестиций MarsfieldCapital — 25–30% на горизонте трех-пяти лет. «Сейчас, если ты делаешь 16–18%, ты молодец, но это только уровень ставки по кредиту. Если делаешь 25–30% — отбил спред между долговым и акционерным капиталом», — объясняет она. От выполнения этих целей напрямую зависит вознаграждение Лапшиной: «Иначе я бы не была СЕО, а показатели просто не имели бы смысла».

Акционеры, рассказывает Лапшина, много делегируют, и в управлении действующим портфелем фонда она автономна. С владельцами согласуются стратегия и отступления от нее, а новые инвестиции сверх определенного лимита обсуждаются в рамках инвестиционного комитета, на котором защищаются проекты. Пригодился ее опыт операционного управления бизнесом — в портфельных компаниях, где доля MarsfieldCapital больше 25%, фонд старается участвовать в управлении, хотя это зависит и от размера компании, и от ее профиля. Развитием Okko, например, Лапшина и ее команда занимаются много. «Мы очень активно работаем с командой, раздвигаем рамки, ищем разные возможности — расти органически, выходить на новые рынки, создавать партнерства, сливаться или что-то покупать. Все время задаем высокую планку, ставим перед собой агрессивные цели и задачи. Так я вижу нашу роль в тех бизнесах, которые мы хотим развивать», — говорит она.

Когда весной 2015-го Лапшина возвращалась в Москву, у нее было несколько предложений о работе. Фонд MarsfieldCapital оказался ей ближе всего: «Это более предпринимательская вещь, с высоким уровнем самостоятельности». Тот же дух предпринимательства привлекал ее и в группе СКМ, говорит Лапшина. «Ринат Леонидович строит большой фундаментальный бизнес. Когда ты к этому приобщаешься, то понимаешь — вот она, эта амбиция, это предпринимательство… Для меня это было «билетом», и я понимала, что мне его надо реализовать по максимуму. И для себя, и для группы, и для моего дальнейшего карьерного пути», — рассказывает Лапшина.

Зачем тогда работать на других, почему не начать собственный бизнес? «Думаю об этом, но для этого нужна идея, которая «переворачивает изнутри», — такая, чтобы заниматься ею всю оставшуюся жизнь», — отмечает Екатерина. Пока такой идеи нет, а совмещать работу менеджера и предпринимательство она не готова: что-то одно все равно пострадает. Но и свою нынешнюю работу глава MarsfieldCapital считает занятием бизнесом, а его владельцев — «старшими, но партнерами».

«У нас на равных построен диалог. Я бы точно не хотела оказаться в ситуации, в которой мне будут давать инструкции», — говорит она. В этом партнерстве каждый вкладывает в бизнес те ресурсы, которые у него есть, добавляет она: «Если ты не можешь вложить свои деньги, ты вкладываешь свое время и репутацию, душу. Я по-другому не могу, это мой принцип. И для меня это мой капитал».

Дочь российского олигарха, на свадьбе которой выступала Леди Гага, вышла на красную дорожку в Венеции

Об этой девушке на красной дорожке Венецианского кинофестиваля уже можно начинать писать книгу. Лолита Османова — дочь российского олигарха Эльдара Османова, совладельца энергетической компании МРСЭН. И какой бы изощрённой фантазией вы ни обладали, вы вряд ли смогли бы представить более роскошный праздник, чем был у этой счастливицы. Лолита Османова выходила замуж в театре Dolby в Лос-Анджелесе — том самом, где каждый год проходит церемония вручения «Оскар». У алтаря, к которому девушка шла в платье Zuhair Murad весом 50 кг, Лолиту ждал Гаспар Авдолян — сын олигарха Альберта Авдоляна, инвестора и акционера Yota.

В принципе, этой информации достаточно для того, чтобы почувствовать зависть, но красочное оформление, статус молодожёнов и локация — далеко не вишенка на свадебном торте. Гостей торжества развлекали Леди Гага (которая через несколько лет стала триумфатором в этом же зале, также сидя за роялем) и Джейсон Деруло, вели свадьбу Ксения Собчак, которую привезли в ЛА на частном джете, и Андрей Малахов. На этом тайминг выступлений артистов не закончился: дальше на частном мероприятии выступили Светлана Лобода, Николай Басков и Стас Михайлов. По данным СМИ, Эльдар Османов и Альберт Авдолян потратили на свадьбу детей около 600 миллионов рублей. В 2017 году торжество сразу же встало на первое место в рейтинге свадеб года, обогнав даже свадьбу Гуцериевых с Джей Ло.

Казалось бы, после такого праздника молодожёны просто обязаны жить долго и счастливо, но семейным взаимоотношениям помешали финансовые. Компания Османова «Межрегионсоюзэнерго», по данным «Ведомостей», терпела убытки — в 2017 году ей было подано несколько исков о банкротстве. По сообщениям СМИ, на помощь должникам пришёл инвестор Альберт Авдолян, одолжив МРСЭН почти 6 млрд рублей — немудрено, ведь дело-то уже семейное. Позже бизнесмен попытался взыскать долги с владельцев (в число которых входил Османов), однако те заявили, что договор был подписан не их представителями, и Авдолян проиграл суд и потерял огромную сумму. По слухам, конфликт олигархов перерос в настоящую войну. И через год с небольшим после грандиозной свадьбы стало известно, что дети предпринимателей — Лолита и Гаспар — разводятся. Многие, естественно, связали расставание пары именно с конфликтом глав семей. С тех пор в инстаграме девушки только курорты, платья и путешествия. Так и закончилась история Ромео и Джульетты российского энергетического рынка.

Однако, по-видимому, развод не стал для Лолиты сильным ударом — она продолжает вести свой модный блог, который насчитывает уже сотню тысяч подписчиков, а сейчас красавица блеснула на премьере фильма «Мартин Иден», позируя на красной дорожке. Лолита появилась перед фотографами в изумрудном платье Zuhair Murad и знаменитом колье Serpenti Necklace бренда Bulgari, цена которого варьируется от четырёх миллионов рублей.

Новая мальтийка MadleneKerry оказалась Мадленой Керимовой

О мальтийском гражданстве племянницы сенатора Сулеймана Керимова стало известно из очередного доклада TransparencyInteational и GlobalWitness, посвященного рискам инвестиционного гражданства в Евросоюзе. Авторы документа под названием TIEuropeanGetaway: InsidetheMurkyWorldofGoldenVisas указывают об особой роли Мальты в раздаче гражданства, которое «является привлекательной перспективой для преступников и коррупционеров». Как сообщало агентство «Руспрес», островное гражданство уже получила семья владельца O1 Properties Бориса Минца, ранее вывезшего в Лондон деньги вкладчиков своих пенсионных фондов, а также бизнесмены Аркадий Волож, Александр Несис, Игорь Левитин и Альберт Авдолян. Кроме россиян в этой стране обосновались выходцы из других стран СНГ, в частности, бывший зять президента Казахстана Рахат Алиев.

За последние 10 лет благодаря «золотым визам» в Евросоюз привлекли порядка €25 млрд, стало на 6000 больше граждан ЕС и еще 100 тыс человек получили вид на жительство. Мальта, о которой пойдет речь, заработала с 2014 года примерно €718 млн. TransparencyInteational при этом подчеркивает, что далеко не все страны интересуются источником дохода кандидатов на получение инвестиционного гражданства, а на Мальте хоть и действует четырёхуровневый режим проверки благонадежности, местные чиновники пользуются особыми полномочиями при принятии решения о праве заявителя на участие в программе. Даже лица, имеющие судимость или находящиеся под следствием, могут по-прежнему рассматриваться в силу «особых обстоятельств».

В конце 2017 года мальтийские власти опубликовали второй список новых граждан, которые получили паспорта в том числе через скандально известную программу инвестиционного гражданства (IIP). По этой программе любой желающий мог получить мальтийский паспорт в обмен на инвестиции в экономику средиземноморского острова. Инвестиции разбиты на две части: первоначальный разовый платеж и долгосрочная часть программы, подразумевающая аренду жилья на острове или покупку недвижимости.

Мы уже пытались идентифицировать имеющих отношение к России людей, которые были указаны в списках избирателей Мальты с привязкой к их мальтийскому адресу. Мы искали новых резидентов Мальты по местам регистрации, но нам не не всегда удавалось обнаружить фактические следы их пребывания: на почтовых ящиках красовались другие фамилии, а соседи ничего не слышали о новых арендаторах и владельцах апартаментов. Подобный результат можно было прогнозировать: инвестиционная программа Мальты подразумевала возможность получить паспорт, даже не появляясь в стране. Как сообщало агентство «Руспрес», полный тезка экс-гендиректора «ВЭБ-лизинга» ни разу не появился по адресу, указанному при получении гражданства, а бывший президент той же компании Олег Мурадян указал в качестве места проживания нежилой дом.

Гражданство входящей в Евросоюз Мальты для многих российских бизнесменов было своего рода «страховкой» от политического преследования или недружественного поглощения бизнеса, которое в России часто сопровождается уголовными делами. Если учесть, что получение паспортов для всей семьи обходилось в среднем около 60 млн рублей, предложение мальтийских властей становилось еще привлекательней.

В январе журналисты РБК подробно описали, кто мог стать владельцами мальтийских паспортов, в частности — семьи крупных российских бизнесменов, публичных должностных лиц и государственных менеджеров. Однако мы предположили, что среди новых владельцев паспортов средиземноморской страны намного больше должностных лиц и их родственников, и обнаружили в мальтийском списке полных однофамильцев племянницы Сулеймана Керимова Мадлены, директора входящего в структуру «Ростеха» АО «Московский завод Сапфир» Павла Гиндина и бывшего губернатора Амурской области Леонида Короткова.

Однофамилица племянницы сенатора Керимова

В списке новоявленных мальтийцев фигурирует KerimovaMadlenaKerimovna. Именно так зовут племянницу сенатора Сулеймана Керимова и родную сестру заместителя министра природных ресурсов и экологии России Мурада Керимовича Керимова.

Старший брат сенатора Керимова Керим Абусаидович работает врачом. Его дочь Мадлена, согласно данным французского реестра компаний, вместе человеком по имени Гаджи Шахшаев, владеет домом в местечке Сье, во Франции, на берегу Женевского озера, на границе с Швейцарией.

То, что Шахшаев может быть супругом Мадлены Керимовой, следует из данных того же реестра: они указывают один адрес регистрации — Tamanskya 7/7/5 RUEMoscou. В 2014 году супруги в равных долях основали некоммерческую организацию по управлению недвижимостью SCIMFS с капиталом в €2 тыс. До июня 2018 года сенатор Керимов находился под домашним арестом тоже во Франции, только на Лазурном берегу.

ShakhshaevGadzhiKamilyevic также встречается в реестре лиц, получивших мальтийское гражданство. Его однофамилец Гаджи Шахшаев в феврале 2016 года вместе с Мадленой Керимовой зарегистрировали на Мальте офшор GAARHoldingsLimited и указали общую недвижимость в местечке SaintJulians. В 2014 году этого же человека упоминали на совещании с экс-главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, как председателя совета директоров ОАО «Аэропорт «Махачкала». Позже глава правительства Дагестана говорил, что аэропорт принадлежит структурам Сулеймана Керимова, а в качестве бенефициара аэропорта указан сын сенатора Саид. В годовом отчете ОАО «Аэропорт «Махачкала» за 2014 год Гаджи Шахшаев указывает, что раньше работал менеджером по маркетингу в ОАО «Уралкалий», на тот момент принадлежавшее Сулейману Керимову. Отец Гаджи Шахшаева Камиль также связан с сенатором Керимовым — он был членом совета директоров ОАО «Аэропорт Махачкала». По сообщению издания «Черновик» Камиль Шахшаев сейчас возглавляет попечительский совет дагестанского благотворительного фонда «Здоровье нации», который называют «детищем Сулеймана Керимова». В 2012 году он учредил зарегистрированную в Махачкале компанию «Синопе Трейдинг Лимитед» в равных долях с Шахшаевыми Ансаром Камильевичем и Гаджи Камильевичем — предположительно, своими сыновьями.

В швейцарском бизнес-реестре Мадлена Керимова указана как владелица компании MKProductionGMBH, которая занимается продюсированием фильмов и анимационных картин. Гаджи Шахшаев там же указывается как совладелец компании. На сайте продюсерской компании указано, что у неё есть три проекта: мульфильм «AlpineStory», ситком «TheMigrants» и драмеди «OneWayTickets». Сама Мадлена Керимова на сайте компании обозначена как Мадлен Керри (MadleneKerry), хотя в уставных документах MKProduction она фигурирует как Керимова.

сточники происхождения капитала для приобретения мальтийского гражданства, недвижимости во Франции и съемок фильмов в Швейцарии у сестры заместителя министра природных ресурсов и у ее мужа нам установить не удалось.

В числе новых мальтийцев также указан GindinPavelDmitrievich. Человек с таким именем, отчеством и фамилией занимает пост директора ОАО «Швабе – Фотосистемы», ныне АО «Московский завод Сапфир», входящего в структуру госкорпорации «Ростехнологии». Завод занимается изготовлением узлов для систем тепловидения, теплопеленгации, систем автоматики, тепловых головок самонаведения. Всё это, несомненно, имеет отношение к сфере обороны и безопасности нашей страны.

В январе 2016 года ОАО «Швабе – фотосистемы» через суд взыскало с Павла Гиндина 700 тыс рублей за нарушения, допущенные в должности директора предприятия. В решении суда раскрывается место регистрации Гиндина в Москве — Тверская, 6. А такой же адрес указывает в публичном договоре оферты владелица школы имиджа и стиля R&ME индивидуальный предприниматель Арина Константиновна Гиндина, известная под псевдонимом Арина Смелая — предположительно, супруга директора «Сапфира». В списке лиц, получивших мальтийское гражданство, также упомянута GindinaArinaKonstantinovna.

В России отсутствует законодательный запрет на наличие иностранного гражданства у топ-менеджмента государственных предприятий, в том числе и предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Человек, похожий на Леонида Короткова

Новые мальтийские паспорта также получили KorotkovLeonidViktorovich и OpalovskaiaTatianaAkadievna. Леонид Викторович Коротков с 1993 по 2007 год занимал разные высокие должности в российской власти: от депутата Государственной Думы до губернатора Амурской области. В 2007 году он был отправлен в отставку в связи с утратой доверия после возбужденного уголовного дела. Впрочем, его оправдали.

Татьяну Опаловскую в 2004 году «Российская газета» называла женой амурского губернатора. Известно, что она занималась туристическим бизнесом. В интервью, которое Коротков давал год назад, он рассказывал, что он работает учителем в школе «Наш дом».Крупных источников дохода у семьи амурского экс-губернатора нам обнаружить не удалось.

В практике получения «золотых виз» нет ничего предосудительного до того момента, пока её не используют публичные должностные лица, члены их семей или люди, пытающиеся скрыться от уголовного преследования. Европейские программы выдачи инвестиционных виз сопровождают коррупционные риски из-за отсутствия прозрачности и недостаточного контроля со стороны Евросоюза, подытоживается в докладе TransparencyInteational.

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», в октябре прошлого на Мальте была убита журналистка Дафна Галиция, расследовавшая обстоятельства получения гражданства этой страны состоятельными россиянами. По словам замгендиректора российского подразделения этой организации Ильи Шаманова, журналистка интересовалась получением мальтийского паспорта топ-менеджером компании, аффилированной с «Транснефтью».

Новости
Теги