"El Pais" - Афганистан: страна без государства, временное правительство

Временное правительство - это фикция, существующая в жестких столкновениях между таджиками и пуштунами
"El Pais" , Испания
Гильермо Алтарес / Guillermo Altares

Самая очевидная перемена, произошедшая в Афганистане после 11 сентября - это лишение талибов власти. Все остальное остается по-прежнему: США не знают, где находится Усама Бен Ладен (Osama Bin Laden), эта азиатская страна продолжает оставаться напичканной минами, здесь по-прежнему царит нищета, а женщины, подвергаются пыткам паранджой. Будущее одного из самых бедных государств на Земле повисло в воздухе, перед ней явственно маячит призрак гражданской войны между полевыми командирами, разорившими страну между 1992 - 1996 годами. Своей статье, посвященной положению в Афганистане спустя шесть месяцев, прошедших после нападений на Нью-Йорк и Вашингтон, The Economist предпослал заголовок "Остается сделать еще многое!".

Початую бутылку всегда можно рассматривать с двух точек зрения: как наполовину пустую и как наполовину полную. Верно то, что Афганистан управляется (слово не слишком подходящее для этой строптивой страны) полиэтническим правительством, возглавляемым пуштуном Хамидом Карзаем (Hamid Karzai); что Запад пообещал пролить золотой дождь для того, чтобы реконструировать его разрушенную экономику; что женщинам вернули, по крайней мере, на бумаге их гражданские права; что многонациональное подразделение ISAF было расквартировано в Кабуле; что афганцы освободились от тирании обезумевших боевиков клирика Омара (Omar), и что эта страна перестала быть тренировочной базой для террористов из Аль-Каиды.

Но верно и то, что князья войны с каждым разом становятся все более влиятельными и воинственными; что большая часть страны живет в постоянном беспорядке, а распределение поступающей гуманитарной помощи невозможно из-за того, что это небезопасно и для этого отсутствуют соответствующие инфраструктуры; что война против Аль-Каиды, как можно в том убедиться в горах на востоке страны, еще далека от завершения; что временное правительство - это фикция, погрузившаяся в жесткие столкновения между таджиками и пуштунами. Наихудший урок, который можно извлечь из последних 23 лет истории Афганистана (если из них вообще можно извлечь хоть какой-то урок), состоит в том, что здесь очень тяжело оставаться оптимистом. Боннский процесс завершится общими демократическими выборами в 2004 году, а это будет еще не скоро.

"Они собрали всех женщин и девочек и начали с моей 14-летней дочери. Она громко плакала и умоляла их не делать этого, потому что она еще девственница. Один из них направил на нее ружье и изнасиловал трижды". Это свидетельство, распространенное на этой неделе Human Rights Watch, подводит итог перечню тех зверств, что испытывает на себе пуштунская община на севере страны. Эта атмосфера общего насилия и зверства привела к возвышению талибов в середине девяностых годов, когда их поддержали пуштуны, представляющие 40% населения страны. Сегодня все начинается вновь.

"Сегодня Афганистан представляет собой страну без государства и без структур, отвечающих этому имени. Путь его правительства усеян минами, а потому нашей обязанностью является оказание поддержки Хамиду Карзаю", - написал глава одной из неправительственных организаций Ален Бонэ (Alain Boinet). После 11 сентября Афганистану необходим мир, утерянный эти государством 23 года назад, и, безусловно, последнее в чем он нуждается - это пустая ниша власти. Если мир не хочет, чтобы все повторилось, он должен вкладывать в него деньги и дать им безопасность.


Новости
Теги