Элизабет Джонс

Нефть не обладала большим приоритетом для США в Центральной Азии, чем Афганистан
Сферы влияния. Помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Элизабет Джонс уточняет цели американской политики в Центральной Азии
Серж Эндерлен (Serge Enderlin)
"Le Temps" , Швейцария

В рамках европейского турне 54-летняя Элизабет Джонс сделала вчера остановку в Берне, куда она прибыла из Братиславы и Берлина. Затем она отправится в Будапешт. Бывший посол в Казахстане, сейчас она возглавляет бюро по делам Европы и Евразии в госдепартаменте США. Она является большим знатоком Центральной Азии, региона, после 11 сентября оказавшегося в центре международных интересов (его значение сохранится и в будущем). Кроме того, госпожа Джонс была советником в администрации Клинтона (Clinton) по вопросам развития энергоресурсов Каспийского моря.

Le Temps: Американские войска дислоцируются теперь в Таджикистане, Киргизстане и Узбекистане. Не была ли война против талибов и террористов Аль-Каиды лишь поводом для осуществления стратегических задач Америки в этом регионе, очень богатом нефтью?

Элизабет Джонс: Нефть не была нашей начальной целью. Вот уже десять лет как США поддерживают дипломатические отношения с пятью республиками Центральной Азии, после их выхода на международную арену в связи с распадом СССР. Первой нашей целью было удаление ядерных ракет с территории Казахстана. Затем мы начали оказывать поддержку экономическим реформам, которые начались во всех этих странах, кроме Узбекистана. Мы также оказывали помощь в создании правового государства. Кроме того, мы приложили усилия к реформированию армий, что является элементом стабильности - эти страны очень быстро интегрировались в программу НАТО "Партнерство ради мира". Затем мы настояли, чтобы законодательство этих республик включило в себя законы, защищающие иностранных инвесторов: это открыло дорогу западным нефтяным компаниям, в том числе американским. Отмечу, что речь идет о частных компаниях, они сами определяют свою политику.

- В самом деле? Проект нефтепровода между Баку на Каспии и турецким городом Сейхан в Средиземноморье, по мнению многих экспертов, содержит ряд экономических и экологических нарушений. В то же время Вашингтон, как и компания British Petroleum, настаивает на создании этого нефтепровода, который пройдет мимо территории Ирана и России. Почему?

- Запасы углеводорода в Каспийском море и Центральной Азии могут быть использованы более широко. С нашей точки зрения, следует найти различные пути для экспорта нефти на мировые рынки. Вот почему мы поддерживаем создание альтернативы старым нефтепроводам, которые все ведут на север, в Россию. Замечание о том, что мы любым способом стремимся обойти Иран и Россию - необоснованно. Открытие нового нефтепровода на севере Каспия (по которому казахская нефть из Тенгизского месторождения будет поступать в черноморский порт Новороссийск, прим. ред.) - результат международного финансового соглашения, принятого, в основном, в интересах США и России.

- После терактов 11 сентября Центральная Азия стала ключевым пунктом в борьбе за сферы влияния на планете. США довольно легко заняли свои позиции, не встречая враждебности со стороны России. Какова цена уступчивости Путина?

- Речь идет не о торге, а о согласовании интересов. Москва и Вашингтон одновременно осознали, что столкнулись с одинаковыми угрозами. Кремль проявил большое понимание, поскольку осознал, что нам необходимы базы в Центральной Азии для борьбы с терроризмом в Афганистане. Я хочу прибавить, что раз уж 11 сентября позволило увеличить американское присутствие в регионе, мы хотим воспользоваться этим, чтобы добиться соблюдения прав человека в этих странах, в частности, в Узбекистане.


Новости
Теги