Телефонные переговоры Путина-Ниязова. Сколько же в Туркмении газа? 50 млрд. кубов в Россию, 30 млрд

Состоявшийся в конце прошлой недели телефонный разговор президентов Туркменистана и Российской Федерации при всем желании невозможно отнести к разряду дежурной беседы глав двух государств. Обсужденные Ниязовым и Путиным вопросы могут серьезно повлиять на дальнейшее развитие двусторонних экономических связей, ведущим вектором которых по определению является "газовая" составляющая. И это не случайно, ведь Россия и Туркменистан – крупнейшие производители "голубого топлива" и от их взаимодействия в данной отрасли во многом зависит ситуация не только на энергетическом рынке постсоветского пространства.

Если судить по сообщению пресс-службы туркменского лидера, Сапармурат Ниязов в разговоре со своим российским коллегой сделал несколько важных заявлений.

Во-первых, Туркменбаши де-факто опроверг утверждения некоторых комментаторов и аналитиков, пугающих читателей и зрителей огромным ущербом, который якобы может принести реализация планов Ашхабада по выводу своего газа на новые мировые рынки. Мол, направив "газовую реку" в Южную Азию, туркмены оставят россиян без сотен миллионов долларов, получаемых сегодня за транзит туркменского газа, идущего украинским и другим потребителям. Подобного рода "предостережения" участились после того, как в конце мая в Исламабаде лидеры Туркменистана, Афганистана и Пакистана подписали соглашение о проектах соединяющих эти три страны газо- и нефтепроводов. При этом почему-то "за кадром" остались слова Сапармурата Ниязова, сказанные им в Исламабаде, когда он подчеркнул, что Туркменистан имеет все возможности резко увеличить объемы добываемого для экспортных целей природного газа.

В телефонной беседе с Владимиром Путиным туркменский лидер вновь подтвердил, что Ашхабад готов, наряду с поставками до 30 млрд. кубометров газа в Пакистан, ежегодно продавать также до 50 млрд. кубометров в Россию и через российскую территорию – другим европейским странам.

Таким образом, глава Туркменистана в очередной раз заверил российскую сторону в том, что нефтегазовая стратегия Ашхабада не направлена против третьих стран и, в частности, против России, которую Ниязов еще во времена черномырдинского правительства призывал перейти в вопросах экспорта газа от состояния скрытой конкуренции к отношениям партнерства.

Очередным фактом, свидетельствующим о неизменности курса на сотрудничество с Россией, стало предложение, которое сделал Туркменбаши в разговоре с Путиным. Президент Туркменистана пригласил российскую сторону принять участие в строительстве газопровода Туркменистан-Афганистан-Пакистан.

Официальные источники пока не сообщают ни о реакции Владимира Путина на данное предложение, ни о конкретных формах возможного участия России в Трансафганском проекте. Но, по некоторым данным, уже в ближайшие дни в Ашхабаде может появиться российский "десант" экспертов газовой отрасли. Не исключено, что и на заседании совместной межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которое должно пройти в туркменской столице, речь пойдет не только о закупках Россией газа у Туркмении, но и о стратегических аспектах взаимодействия в экспортных проектах.

Прагматичный диалог президентов, в котором перспективы двусторонних отношений рассматриваются в открытой форме и с обязательным учетом национальных интересов как Туркменистана, так и России, должен дать толчок экономическому партнерству, считают наблюдатели в Ашхабаде. Пока это партнерство абсолютно не соответствует имеющемуся потенциалу, чего, кстати, не скрывают главы государств. Произойдет ли прорыв в обозримом будущем? Ответ на этот вопрос зависит сегодня уже от специалистов, занятых проработкой "конкретики", и в немалой степени от корпоративных планов "Газпрома".

Игорь СОЛОВЬЕВ


Новости
Теги