З.Осоров

Не созрели для перемен

... Ситуация действительно изменяется кардинальным образом. Народ жаждет стать источником власти. Однако именно в силу этого все те, кто слишком долго стоял над ним и помыкал им как хотел, столь болезненно реагируют теперь на этот процесс...

Вся страна, и в первую очередь ее столица, на наших глазах как бы обращается в один сплошной Гайд-парк - место, где собираются люди, чтобы откровенно высказаться в надежде решить свои проблемы. Они у всех разные, но в то же время разительно схожие. В Аксы, в Таласе и в Бишкеке рядовые граждане Кыргызстана - сознательно или бессознательно - пытаются добиться того, чтобы власти с уважением относились к их законным требованиям.

Ситуация действительно изменяется кардинальным образом. Народ жаждет стать источником власти. Однако именно в силу этого все те, кто слишком долго стоял над ним и помыкал им как хотел, столь болезненно реагируют теперь на этот процесс. Вся существующая инфраструктура, начиная от управления и кончая хозяйственными объектами (и складом ума наших чиновников), построена по старым законам, когда все решалось по команде сверху. В этом и заключается драма многих наших руководителей, и не только их одних, но и лидеров оппозиции тоже. Вне всякого сомнения, такие руководители, как Темирбек Акматалиев, Аманбек Карыпкулов, Жусупбек Шарипов, Накен Касиев, Курманбек Осмонов, Осмонакун Ибраимов, - эти разнородные политические деятели и просто крупные фигуры в Кыргызстане наделены немалыми талантами и организаторскими способностями. Но существенно то, что почти все они исповедуют принципы, согласно которым для них в первую очередь важно проявление лояльности по отношению к существующей верховной власти, в данном случае к президенту страны и его ближайшему окружению. И только после этого (и в гораздо меньшей степени) - к обществу, народу Кыргызстана. Вся существующая проправительственная пресса исповедует тот же самый принцип. Большинство НПО, в том числе и те из них, которые созданы с целью развития демократических процессов, в критические минуты склоняют головы перед властью, подчиняясь суровым реалиям нашей действительности.

Механизм народовластия и общественного контроля слишком недоразвит и слаб, чтобы с народом кто-то из вышеупомянутых персон серьезно считался. Именно поэтому пролилась кровь в Аксы. Ведь важно было неукоснительно исполнить приказы и наставления, спускаемые сверху, выразить свою преданность верхам и только после этого подумать о народе. Этот народ в понимании абсолютного большинства наших нынешних политиков все еще остается бессловесной толпой, которой нужно и следует помыкать. Для ее же собственного блага. Сам народ часто не верит в свои силы. И этому тоже не следует удивляться: все мы вышли из тоталитарного прошлого.

Аксыйцы предприняли героическую попытку к прорыву этого порочного круга. В какой-то степени им это удалось. Однако наше общество в целом оказалось не готовым к решительным переменам, которые, если бы они все-таки свершились, может быть, уже сегодня позволили нам жить в совершенно ином государстве и другом нравственно-политическом климате. Мы бы стали очень похожи на Чехию и даже на Англию, где народ как бы в абсолютном большинстве состоит из аксыйцев. То есть из людей, не склонных мириться с проявлениями несправедливости и притеснения своих прав со стороны властных структур. В этом их главное отличие. Суд истории в их понимании - оценка их деяний согражданами. У нас же в данное время даже это право узурпировано или приватизировано исполнительной властью.

Только страхом перед президентом (но не перед своим народом) можно объяснить и антинародное поведение бывшего акима Аксыйского района Шермамата Осмонова (к слову сказать, хорошего хозяйственника), начальника РОВД и областного прокурора, приведшее к трагическим событиям 17 и 18 марта сего года. Кстати, бывший губернатор Джалал-Абадской области Султан Урманаев в те дни, по-моему, проявил себя далеко не самым худшим образом. Он, как и бывший премьер-министр Курманбек Бакиев, дал понять своими действиями, что наряду со страхом перед высшей властью у него развит и страх перед народом. Нынешний губернатор области Жусупбек Шарипов так же, как и Темирбек Акматалиев и Шермамат Осмонов, уже в гораздо меньшей степени наделены последним качеством.

Самое любопытное, что даже аксыйский кумир Азимбек Бекназаров, которого сотворил народ, в сущности отплатил этому самому народу тем, что без консультации с ним решил участь похода на Бишкек в Кара-Куле. Да и сам комитет по защите Бекназарова, и лидеры этого неформального движения, несмотря на то, что постоянно апеллируют к народу, если судить по тому, как они расходуют деньги, собранные из пожертвований, как выносят коллективные решения, тоже не считают себя обязанными перед ним.

И даже Турсунбек Акун, оставшийся в одиночестве в Кара-Куле, после того, как автобусы с участниками незавершившегося похода на Бишкек отъехали в обратном направлении, выражает досаду прежде всего в связи с тем, что его не пригласили на процесс переговоров с властями.

Между тем именно народ, в данном случае участники похода на Бишкек, около 800 аксыйцев, имеют право на недоумение и возмущение по поводу того, как обошелся с ними Бекназаров. Разумеется, депутат сделал это исходя из лучших побуждений. Чтобы не было войны, как принято говорить. Но ведь вся эпопея с Бекназаровым - это, в сущности, борьба народа за свое определение и право решать свою судьбу самостоятельно. Чтобы местные власти и народные представители считались прежде всего с ним, народом, и только после этого - со всеми остальными чиновниками. Весьма примечательно в связи с этим обвинение Бекназарова в адрес Акуна: "Разве нет твоей вины в том, что произошло в Аксы? Чего же ты добиваешься на этот раз?". Это подсознательное откровение депутата еще раз говорит о том, насколько, в сущности, плохо он понимает (или недооценивает) то, что происходило и происходит по сей день в его родном районе.

Одним словом, требования аксыйцев, непонятые ни властью, ни их лидером, так и остались гласом вопиющего в пустыне.

Замир ОСОРОВ
26.09.02


Новости
Теги