По материалам «Хоргосского дела

>

Абдикажимову хотели связать с председателем КНБ Шаяхметовым по родовому признаку

Мы уже писали о судьбе предпринимательницы Меезгуль Абдикажимовой, чья принципиальность, по сути, дала толчок к расследованию «Хоргосского дела». Сегодня она вместе со своим адвокатом Еленой Ребенчук рассказала о подробностях сфабрикованного финполицией против нее дела, о том, кто покровительствовал этому, и о «тайных агентах» финпола, одним из которых является все еще действующий сотрудник АБЭКП Кенжебай Жумабеков.


Мы платить тебя заставим

Напомним, 26 июля 2010 года груз, принадлежащий ТОО «Азамат-Трэвел» (директор М. Абдикажимова) был задержан замначальника 3 отдела УРДПК Алматинского департамента финполиции майором Кенжебаем Жумабековым. В «оперативном мероприятии» участвовали еще три гражданских лица, в том числе и неизвестный тогда широкому кругу Талгат Махатов, который заявил предпринимательнице, что он контролирует дорогу из Китая в Алматы и ему следует «отмечаться». Кроме этого, присутствовали Дмитрий Сеитов с пистолетом в специальной сумке и Нурлан Домов с видеокамерой наперевес.

В тот же день Абдикажимова была доставлена в департамент алматинской финполиции, где ей прямо сказали, что нужно платить мзду, иначе работать не сможешь, определив при этом конкретную сумму – 10 тысяч долларов (Жумабеков дал об этом понять, показав десять пальцев).

По словам Меезгуль, находящейся в данном бизнесе с 2006 года, она никогда не давала взяток контрабандистам и не оплачивала «крышу». Женщина была одной из тех, кто растаможивал свой груз в Алматы (в частности, на посту «Мерей»), минуя областную таможню и отказываясь «отмечаться». Да и не было у них лишних 30 000 долларов, которые нужно отдавать за «крышу».

Многие просто боятся и не хотят связываться с лишними проблемами, которые могли создать контрабандисты. Тем более перевозчики ограничены сроками доставки товара, особенно это касается тех, кто возит ТНП. То есть многие «отмечались» не из-за того, чтобы сэкономить на оплате госпошлины, а для того, чтобы не иметь проблем… Когда в 2007 году пришел Карбузов, была выставлена такса за растаможку по 6 евро за килограмм, поэтому многие стали растаможиваться в Бишкеке, – рассказывает М. Абдикажимова. КНБ начал задерживать и проверять многие машины, в том числе и мои, но мы нормально прошли проверку, и мне удалось забрать свои фуры через месяца полтора. Тогда было осуждено много контрабандистов. Но я, повторю, платила только то, что требовалось по закону до полутора миллионов тенге налогов.

На наш вопрос, почему же она все-таки решилась дать взятку финполовцу, М. Абдикажимова пояснила:

Мне Махатов заявил, что две мои машины не выйдут с «Калжата», пока я не заплачу за «дорогу». Во-вторых, он открыто намекнул на то, что по дороге машины вместе с грузом могут попросту сгореть. А в-третьих, он прямо заявил, что у них есть связи во всех правоохранительных органах. Тем более, когда задерживали груз, там ходил Дмитрий Сеитов, демонстрируя пистолетную сумку... Все это заставило меня пойти на такой шаг.

Из требуемой суммы ей удалось собрать только семь тысяч долларов, с которыми женщина прошла в кабинет к Жумабекову (обычно сумки и сотовые телефоны визитерами оставляются в фойе, но для Меезгуль было сделано странное исключение). Беседа с ним продолжалась около часа, и все это время велась видеозапись. Позже общественности была продемонстрирована только финальная ее часть, когда Абдикажимова все-таки достала деньги…

При чем тут председатель Шаяхметов?

В разговор вступила адвокат Елена Ребенчук, разъяснив, почему контрабандистов заинтересовала фирма ее подзащитной:

Они знают все машины, которые пересекают китайскую границу, и поэтому им поступила информация о трех машинах Абдикажимовой. Две из них задержали на границе, на «Калжате», а одну в Алматы, на складе ТД «Адем». Ее попросту нужно было наказать.

Этот факт, кстати, сейчас подтверждается материалами уголовного дела по Хоргосу – там, как мы уже отмечали, не раз упоминается фамилия Абдикажимовой. А в некоторых записях разговоров, а после и в допросах контрабандистов прямо указывается, что предпринимательницу «заказали». Об этом говорят и Талгат Махатов, и Кенжебай Жумабеков, и другие. К слову, из-за обилия фигурантов в этом деле с именем «Талгат» возникла небольшая неувязка. Вот что по этому поводу рассказывает Меезгуль:

Я слышала прежде о каком-то Талгате, которому все платят дань, но никогда с ним не сталкивалась. Поэтому и решила, что Махатов и есть тот самый, о котором говорили другие перевозчики. Только потом я поняла, что речь шла о Талгате Каирбаеве, имеющем прозвище «Аулие». А Махатов мне сам сказал, что финансовая полиция контролирует дорогу, и нужно все вопросы решать с Жумабековым. Мол, если он не даст «добро», я работать не смогу. 

То, что Махатов с другом Жумабековым могут многое, подтвердилось впоследствии – было заведено уголовное дело, проведен суд. А уже в ходе допросов, по словам предпринимательницы, финполовцы хотели связать ее с Комитетом нацбезопасности, видимо, посчитав, что если она не платит им, то должна же кому-то платить:

Наверное, у них был какой-то план. Они хотели меня привязать к тогдашнему председателю КНБ Шаяхметову, постоянно намекая на мой род на шапрашты. Говорили, что не надо мне втягиваться в политику… Потом они стали требовать от меня признаний в контрабанде тогда, мол, отпустим.

Напомним, перед арестом М. Абдикажимова вместе с адвокатами успела рассказать журналистам о Махатове, Жумабекове и прочих. Эти лица тогда собрались провести ответную пресс-конференцию, но она была в последний момент отменена. Однако короткий брифинг дал руководитель следственной группы Ергали Исакулов.

А Жумабеков все там же

Скандал продолжал разгораться, причем не в пользу финпола. Чему во многом способствовали непрекращающиеся обращения Абдикажимовой и ее защиты во всевозможные государственные органы, в том числе и АП. Заявительница требовала, чтобы ее дело передали из финполиции в любой другой орган. Апогеем стало выступление президента РК Нурсултана Назарбаева на форуме предпринимателей 22 декабря 2010 года. Он отметил, что рейдерство – это очень плохо, а еще хуже, если этим занимаются сотрудники правоохранительных органов.

Например, за вмешательство в дела бизнеса, а это надо считать рейдерством, были освобождены от занимаемых должностей 24 сотрудника правоохранительных органов, – заявил тогда Назарбаев, а затем продолжил с конкретными примерами: – В Алматы за незаконное задержание груза, принадлежащего ТОО «Азамат-Трэвел», были привлечены к строгой ответственности начальник отдела городской финансовой полиции Туленов и его заместитель Абдуллаев.

Как нам уточнила Е. Ребенчук, упомянутые главой государства лица служили в отделе «контрабанды», а вот сам Жумабеков, работавший в «коррупционном» ведомстве (то есть, по сути, он даже не имел права проводить спецмероприятия против перевозчиков), отделался легким испугом. Кстати, многие финполицейские, так или иначе причастные к делу Абдикажимовой, уже уволены (или сами ушли) из органов. И только один К. Жумабеков продолжает трудиться в департаменте.

Что касается «Хоргосского дела», то, как мы уже говорили, в нем Жумабеков является одним из ключевых свидетелей – якобы внедренным агентом, «имитирующим преступную деятельность». Точно так же, как и Талгат Махатов и, как недавно выяснилось, бывший начальник департамента финпола Алматы Максат Дуйсенов. Теперь никто не удивится, что и сам Кайрат Кожамжаров тоже что-то имитировал. Но это так, к слову.

А наши собеседницы, как и два года назад, намерены бороться до конца. Теперь у Абдикажимовой и ее адвоката основной задачей является снятие обвинений с Меезгуль «в связи со вновь открывшимися обстоятельствами», то есть материалами уголовного дела № 11190005700005.

 


Новости
Теги